Найти

Занимательная юриспруденция

31 марта 2011 года Конституционный Суд РФ признал не противоречащим Конституции положение части 3 статьи 138 Уголовного кодекса РФ

31 марта 2011 года Конституционный Суд РФ признал не противоречащим Конституции положение части 3 статьи 138 Уголовного кодекса РФ

Подробнее здесь
Обновить список комментариев

Комментарии (9)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
    • Вера Афиногентова
    • 31 марта 2011, 20:12
    • 0
    Илья, а каково ваше мнение?

      • Александр Булавкин
      • 31 марта 2011, 20:59
      • +1
      По-моему мнению решение суда правильное.

      • Я тоже считаю, что решение обоснованно, всё-таки защита частной жизни-это важно

          • яна л
          • 31 марта 2011, 23:09
          • 0
          согласна с решением

          • Отвечаю на вопросы.

            Я тоже в целом согласен с решением, причём рассуждая одновременно и с позиции уголовного права и с позиции уголовного процесса. Я могу ошибаться, но предполагаю, что заявители ипользовали КС РФ как один из вариантов защиты. Я полагаю, что и без этого решения КС РФ содержание ч. 3 ст. 138, а также цели доказывания в её рамках ясны достаточно для того, чтобы уголовно-процессуальная деятельность в этом месте была эффективной. Ну то есть КС РФ в решении указал очевидное и образованным юристам ясное.

            Я имел вчера обсуждение этого вопроса с человеком, несогласнным с решением. Он говорил примерно следующее:

            1. КС РФ ушёл от прямого ответа на конкретный вопрос.

            2. Что сейчас по этой статьей можно привлекать производителя или покупателя сотового телефона


            На это я ответил, цитирую: КС это не сказал. Он сказал «уголовная ответственность наступает за производство, сбыт или приобретение таких специальных технических средств, которые предназначены (разработаны, приспособлены, запрограммированы)именно для негласного (т.е. тайного, неочевидного) получения информации, затрагивающей права личности, гарантированные Конституцией РФ». На мой взгляд, это всё упирается в уголовно-процессуальное доказывание в контексте данной статьи. И в этом смысле нет никакого нарушения Конститутуции. И при нормально организованной уголовно-процессуальной деятельности никогда производитель сотового не попадёт под эту статью.

            На это мне возразили, что «сейчас уровень техники настолько высок, что обычные бытовые приборы могу запросто служить целям тайного получения информации.Оставил ты как бы случайно сотовый телефон под партой или в кабинете и ушёл. А он пишет то, о чём говорят твои сослуживцы, или супруг, или ещё кто.»

            На это я ответил: Конечно могут. И в такой ситуации при определённых обстоятельствах будут средством совершения преступления, как-то, например, ст. 137 УК РФ. Я не вижу проблемы и здесь. Всё это вполне можт доказываться. А человек, если сомневается, пусть не занимается соответствующим бизнесом.Если кто-то использовал обычный телефон или камеру для тайного сбора информации о ком-то, то это не есть основание для привлечения изготовителя камеры или сотового (а также его приобретателя) по ч. 3 ст. 138 :)) А вот основания для привлечения к ответственности сборщика информации телефоном быть могут. Но уж по другой статье.

            Примерно вот так полагаю. Хотя контраргументы предполагаю. И готов их получить.

              • Илья, согласен полностью. Не первый раз уже вижу такие решения КС, которые ПО СУТИ являются разъяснением практики. Когда правоприменители (от органов следствия до Верховного суда) упираются в сугубый формализм и не желают применять норму системно, в соответствии с ее целями

                • 138ukrf 138ukrf
                • 17 мая 2011, 20:37
                • 0
                Ну вот, Конституционный Суд принял решение по ч3 ст138 УК РФ.
                www.rg.ru/2011/04/13/ks-grazhdane-dok.html
                признав норму конституционной.
                К сожалению, оно не прояснило неопределенность закона, а напустило тумана еще больше. КС непонятно на каком основании расширил объект преступления ч3 ст 138 УК РФ за пределы самой статьи, охватив им ст.137, ст139 УК РФ с целью превентивной!!! защиты прав, особо :-) гарантируемых ст 23, 24, 25 Конституции РФ (заодно прямо ущемив права, не очень сильно гарантируемые ;-) ч4 ст 29, ч1 ст 34, ч2 ст45, ч1 ст46 Конституции РФ). Это расширение объекта преступления привело к принципиальной невозможности отделения СТС НПИ от обычных технических средств, так как невозможно отделить технические средства предназначенные для негласного получения личной и семейной тайны от иных технических средств, так как технические средства не умеют определять смысл информации (личная она или семейная или не защищаемая законом).
                Какая связь между СТС НПИ и проникновением в жилище против воли проживающих в нем лиц вообще непонятно.
                Признаки, СТС НПИ, в качестве примера предложенные КС, к прежним туманным определениям типа камуфлированности (как его отделить от совмещения функций или декорирования?) добавляют новые: малогабаритность (это сколько? 4 см или 6см или 10см?), использование массовым потребителем (массовым это сколько? 100? 1000? 10000?), обнаружение только специальными приборами (какие приборы относятся к специальным?), функциональное предназначение для использования специальными субъектами (что обуславливает это предназначение?).

                В общем, да здравствует наш Конституционный Суд — самый политизированный суд в мире. Хотя не очень понятно почему это заведение называется судом.

                Более подробный обзор решения КС находится здесь
                sites.google.com/site/138ukrf/ks-pravo-ili- politika

                Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.