Найти

Закон и порядок в РФ

Неподсудные: судья, прокурор, следователь…

В этой статье мы предлагаем рассмотреть вопросы ответственности судей, а также других участников судебного процесса со стороны обвинения применительно к уголовному судопроизводству.

Игорь Пузанов,


юрист, советник РФ 1 класса, г. Москва

«Неправосудие» российских судей

В качестве важной гарантии соблюдения конституционного права на судебную защиту (ст. 46 Конституции РФ) и на справедливое судебное разбирательство (ст. 8 Всеобщей декларации прав человека 1948 года, ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года, п. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод) законодательство РФ устанавливает уголовную ответственность судей за вынесение заведомо неправосудного судебного акта.

Статьей 305 УК РФ установлена уголовная ответственность судей за вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта. Часть 2 указанной статьи предусматривает повышенную ответственность за это же преступление, связанное с вынесением незаконного приговора к лишению свободы или повлекшее иные тяжкие последствия (квалифицированный состав преступления).

Данный институт в нашей правовой системе и уголовной политике призван предупредить осознанные нарушения закона при вынесении судебных решений, неправосудие и коррупцию – то, что в народе называется судейским произволом. К сожалению, приходится констатировать, что в современных условиях он не служит своему призванию, является преимущественно «мертвым» институтом российского уголовного права. Как видно из конструкции этой уголовно-правовой нормы, ответственность за совершение данного преступления наступает не в случае судебной ошибки, а в случае умышленного вынесения неправосудного, явно противоречащего закону судебного акта.

Для привлечения судьи к уголовной ответственности должно быть установлено, что он осознанно вынес неправосудный судебный акт, а не допустил судебную ошибку, связанную, например, с ошибочным толкованием и применением закона, неправильной юридической квалификацией уголовно наказуемого деяния гражданских, административных и прочих отношений и т. п. При правильном применении этой нормы добросовестный судья, допустивший судебную ошибку, не должен пострадать, а судья, допустивший явный судейский произвол, должен понести заслуженное наказание.

К сожалению, несмотря на высокий уровень коррупции и явных злоупотреблений в российских судах как общих, так и арбитражных, данная норма не работает, случаи осуждения по данной статье судей, вынесших произвольные решения, единичны и преимущественно носят политически-конъюнктурный характер.

В немалой степени этому способствует сложившаяся незаконная и необоснованная практика уклонения органов Следственного комитета РФ (ранее – Следственного комитета при прокуратуре РФ) от рассмотрения заявлений потерпевших и вынесения по ним предусмотренных уголовно-про­цес­суальным законом решений.

«Неправосудие» российских судей стало уже притчей во языцех. На системную проблему в данной сфере указывают многочисленные решения Европейского суда по правам человека, резолюции и декларации международных органов, таких как Парламентская ассамблея Совета Европы.

Уголовно-процессуальный закон ни в коей мере не увязывает возможность рассмотрения вопроса о возбуждении уголовного дела, предъявления обвинения, передачи дела в суд и осуждения судьи по ст. 305 УК РФ с предварительной отменой неправомерных судебных актов.

Более того, и УПК РФ (п. 3 ч. 3 ст. 413), и ГПК РФ (п. 3 ч. 2 ст. 392), и АПК РФ (п. 3 ч. 2 ст. 311) прямо предусматривают в качестве основания пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам преступления судей, совершенные при рассмотрении и разрешении данного дела и установленные вступившим в законную силу приговором суда.

Права сторон

Какими могут быть эти преступления? Прежде всего это те, что предусмотрены ст. 305 УК РФ. Идет ли речь идет о злоупотреблении судьей полномочиями в личных интересах при отправлении правосудия (ст. 285 УК РФ), получении взятки за вынесение выгодного одной из сторон судебного акта (ст. 290 УК РФ) и т. п. – все эти деяния подлежат квалификации по указанной статье УК РФ как идеальная совокупность данных преступлений (ч. 2 ст. 17 УК РФ).

Следовательно, из систематического толкования ст. 305 УК РФ и вышеназванных норм УПК РФ, ГПК РФ и АПК РФ следует, что привлечение судьи к уголовной ответственности и его осуждение может иметь место и до формальной отмены вынесенного им заведомо неправосудного судебного акта. Более того, этот заведомо неправосудный судебный акт подлежит отмене в рамках соответствующего отраслевого процессуального законодательства на основании вступившего в законную силу приговора в отношении такого судьи.

Поэтому отказы в возбуждении уголовного дела против судей (или в рассмотрении заявлений потерпевших о совершении судьей преступления), вынесенные на основании того, что предполагаемый заведомо неправосудный судебный акт не отменен в порядке, установленном соответствующим отраслевым процессуальным законодательством, являются незаконными и необоснованными.

Однако в последние десятилетия сложилась неблагоприятная судебно-следственная практика, состоящая в отказе не только возбуждать уголовные дела против судей по заявлениям потерпевших сторон, но даже рассматривать в установленном процессуальном порядке такие заявления, что является грубейшим нарушением законности.

В качестве основной цели уголовного судопроизводства УПК РФ устанавливает защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений (п. 1 ч. 1 ст. 6). Потерпевший, его законный представитель и (или) представитель вправе участвовать в уголовном преследовании обвиняемого, а по уголовным делам частного обвинения – выдвигать и поддерживать обвинение в порядке, установленном настоящим Кодексом, ему предоставлены значительные права в уголовном процессе (ст. 22, 42 УПК РФ).

Одним из важнейших прав потерпевшего (а учитывая, что такие дела относятся к делам публичного обвинения любого лица) является право подачи заявления о совершенном против него преступлении и право на то, чтобы это заявление было рассмотрено в установленном порядке с вынесением решения по предусмотренной законом процессуальной форме.

Правом принимать решения о возбуждении уголовного дела против судьи наделен только председатель Следственного комитета РФ, поэтому соответствующие заявления подаются обычно на его имя (ч. 1 ст. 448 УПК РФ). До реформы следственных органов и выделения следственного аппарата прокуратуры РФ такими полномочиями обладал Генеральный прокурор РФ. Но еще тогда сложилась практика направлять заявления в нижестоящие прокуратуры для установления наличия или отсутствия признаков состава преступления в действиях судей, при этом предполагалось, что в случае установления таких признаков решение о возбуждении дела будет принято Генеральным прокурором РФ. Аналогичная практика существует сейчас и в Следственном комитете РФ.

При этом ст. 21, 140, 141, 144–149 УПК РФ прямо предусмотрено, что по итогам проведения проверки по заявлению о преступлении принимается решение о возбуждении уголовного дела либо об отказе в его возбуждении; как следует из систематического толкования этих норм, следственные органы не вправе уклониться от рассмотрения заявления. Каждое заявление должно быть рассмотрено, проверено и разрешено путем вынесения одного из вышеуказанных предусмотренных законом процессуальных решений.

Следственные и иные право­охранительные органы, включая прокуратуру, не вправе давать какую-либо иную юридическую квалификацию заявлению о преступлении (ст. 141 УПК) с целью избежать его рассмотрение. Например, квалифицировать как иное обращение граждан, не подлежащее рассмотрению в качестве заявления о преступлении. Если в поданном лицом заявлении содержится прямое указание на то, что судьей, должностным лицом или иным лицом совершено преступление, и требование возбудить уголовное дело или провести проверку для решения вопроса о его возбуждении, такой документ носит все юридические признаки заявления о преступлении и подлежит рассмотрению и разрешению именно в уголовно-про­цессуальном порядке.

Необходимо особо отметить, что в соответствии со ст. 13 Европейской конвенции каждый, чьи права и свободы нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.

Порочная практика

Государственные органы обязаны проводить эффективное расследование по случаям злоупотреблений властью, допущенных публичными должностными лицами, нарушающих права, признанные Европейской конвенцией, что подтверждается практикой Европейского суда по правам человека.

Однако еще до создания СК РФ органы прокуратуры освоили явно незаконную практику отказов в рассмотрении в порядке ст. 144–145 УПК РФ подобных заявлений потерпевших от произвола судей сторон. Они ссылались на п. 34 Инструкции о едином порядке регистрации и проверки сообщений о преступлениях в органах прокуратуры РФ (утв. Приказом Генерального прокурора РФ от 16.03.2006 № 12), согласно которому «в случае поступления в орган прокуратуры заявления с просьбой привлечь к уголовной ответственности судью за вынесение, на взгляд заявителя, заведомо неправосудного определения, постановления или приговора, заявителю разъясняется порядок обжалования судебных решений, установленный соответствующим процессуальным законодательством, либо при наличии оснований решается вопрос о внесении прокурором кассационного или надзорного представления».

По нашему мнению, данный пункт Инструкции очевидно противоречил ст. 305 УК РФ и вышеприведенным нормам уголовно-процессуального закона и по существу отменял норму ст. 305 УК, делая ее «мертвой» и поощряя полную безнаказанность судей, какое бы произвольное судебное решение они не вынесли.

К настоящему времени Инструкция утратила силу (Приказ Генерального прокурора РФ от 27.12.2007 № 212), однако сложившаяся порочная практика к сожалению, прочно укоренилась.

Более того, аналогичная практика сложилась и применительно к заявлениям о совершении противоправных действий прокурорами, следователями и должностными лицами органов дознания по уголовным делам, находящимся в их производстве.

В УК РФ имеется целый ряд статей, касающихся уголовной ответственности за преступления против правосудия со стороны этих лиц (ст. 299 «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности», ст. 300 «Незаконное освобождение от уголовной ответственности», ст. 301 «Незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей», ст. 302 «Принуждение к даче показаний», ст. 303 «Фальсификация доказательств»). В ходе процессуальной деятельности указанными лицами зачастую совершаются деяния, содержащие признаки преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления общего характера (глава 30 УК РФ), в первую очередь злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий, получение взятки и т. п. (ст. 285, 286, 290 УК РФ). К сожалению, обычной практикой следственных органов и в этом случае стал отказ в рассмотрении и разрешении в порядке, установленном уголовно-про­цес­суальным законом, заявлений потерпевших от этих предполагаемых преступлений с рекомендацией обжаловать эти действия согласно ст. 124 УПК РФ.

Вместе с тем процессуальный порядок обжалования действий и решений участников уголовного судопроизводства, предусмотренный ст. 123–125 УПК РФ, ни в коей мере не исключает уголовной ответственности должностных лиц прокуратуры, следствия и дознания за совершенные преступления, которая должна носить не­укоснительный характер в силу принципа публичности уголовного преследования (ст. 21 УПК РФ).

Извечный вопрос

Есть ли выход из порочного круга? С учетом ранее изложенного все заявления о подобных преступлениях подлежат рассмотрению в соответствии с требованиями ст. 140–148 УПК РФ с вынесением по каждому такому заявлению обоснованного и мотивированного постановления о возбуждении уголовного дела или об отказе в его возбуждении.

Без этого невозможно положить конец произволу обвинительных органов, которые превратились из инструмента защиты в бич граждан и общества, делающий жизнь каждого из нас нестабильной и непредсказуемой: каждый может оказаться внезапно необоснованно обвиненным, осужденным и отправиться в места лишения свободы по сфабрикованному и/или произвольному обвинению.

К сожалению, данная практика – по-видимому, из корпоративной солидарности судей, – несмотря на ее явное противоречие уголовно-процессуальному закону, находит поддержку при рассмотрении жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ на уклонение следственных органов от рассмотрения в установленном уголовно-процессуальном законом порядке заявлений о совершении судьями преступлений.

Наша практика показывает, что данные нарушения прослеживаются в постановлениях Басманного районного суда г. Москвы от 10.02.2009 № 3/7-25/09 (оставленное без изменения кассационным определением Московского городского суда от 27.04.2009 № 22-4952/2009), Тверского районного суда г. Москвы от 22.04.2010 (оставленное без изменения кассационным определением Московского городского суда от 12.07.2010 № 22-9047), Центрального районного суда г. Сочи от 17.04.2009 (оставленное без изменения кассационным определением Краснодарского краевого суда от 01.07.2009 № 22К-3839/09) и др.

В настоящее время надзорные жалобы на эти судебные акты рассматриваются судьями судов надзорных инстанций, и хотелось бы надеяться, что ВС РФ выскажется в пользу потерпевших сторон. Кроме того, недавно нами направлена жалоба в Европейский cуд по правам человека на нарушение ст. 6, 13 Европейской конвенции, ст. 1 Протокола № 1 к этой конвенции по конкретному делу, в котором обжаловался отказ прокуратуры Краснодарского края в рассмотрении в порядке ст. 144–145 УПК РФ заявления о совершении предусмотренного ст. 305 УК РФ преступления судьей Центрального районного суда г. Сочи С. Если жалоба будет принята к рассмотрению и удовлетворена Европейским судом, в соответствии с международными обязательствами России, надеемся, это повлияет на национальную судебную практику (к сожалению, российские суды зачастую продолжают следовать своей порочной практике, несмотря на решения ЕСПЧ по аналогичным делам).

Дальше так продолжаться не может. Если Россия действительно претендует на то, чтобы являться демократическим правовым государством, в котором человек, его права и свободы являются высшей ценностью, если намерена исполнять свои международные обязательства в области прав человека, следует положить конец судейскому произволу и произволу обвинительных органов, закрыть все возможные лазейки для принятия ими коррупционных, явно противозаконных решений.

Необходимо возвратить в рамки уголовно-процессуального закона рассмотрение заявлений граждан и организаций о совершении преступлений судьями и работниками правоохранительных органов, по каждому такому заявлению должна проводиться всесторонняя и объективная проверка и приниматься законное, обоснованное и мотивированное решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в его возбуждении. Можно даже не менять действующее уголовно-процессуальное законодательство, достаточно добиться неукоснительного соблюдения ст. 21, 22, 140–148 УПК РФ, чтобы каждое такое заявление о преступлении должным образом рассматривалось.

Для этого следовало бы дать разъяснение на уровне постановления Пленума ВС РФ, издать соответствующие приказы Генерального прокурора РФ и председателя СК РФ, а также провести практическую работу по претворению этих решений в жизнь.

Кроме того, для выявления всех случаев судейского произвола и произвола работников правоохранительной системы, привлечения виновных к уголовной ответственности и для восстановления нарушенной справедливости в отношении конкретных граждан, реабилитации необоснованно осужденных, пересмотра произвольных решений по гражданским делам, следовало бы дать ход всем ранее поданным (в течение как минимум последних 10 лет) заявлениям граждан о совершении преступлений судьями и должностными лицами правоохранительных органов, провести по ним качественные проверки с принятием соответствующих решений.

(Эж-ЮРИСТ № 27 от 08.07.2011, стр. 6)
Обновить список комментариев

Комментарии (20)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • Входа из «порочного круга» что-то не просматривается, только заход на очередной «круг»

      • А Вы предлагаете оставить все как есть?! Пусть неправедно осужденные сидят, пусть ограбленные судьями влачат свою жизнь в нищете?!
        Государство должно существовать для человека, а не наоборот. И главной и единственной по сути задачей государства должно быть постоянно печься о том, чтобы каждый гражданин России жил комфортно, имел достойный уровень жизни и ему не надо было думать о завтрашнем дне, не говоря уже о том, чтобы он не подвергался тираническому насилию со стороны государства.

          • Я не случайно поставил + за поднятую Вами тему, потому что считаю эту проблему важной. Но считаю, что предлагаемое Вами решение не даст эффекта, т.к. не позволяет вырваться из обозначенного Вами «порочного круга».

              • Ну, решение проблемы на самом деле лежит вне юридической сферы, а в сфере социально-политической.
                Решиться она может исключительно таким же способом, как наш коллега Ф. Кастро решал аналогичные проблемы Кубы в горах Сьерра-Маэстро :)

                  • С первым тезисом согласен. А вот Кастро заменил одну «несправедливость» другой.

                      • Что-то мне кажется что по второму вопросу, кубинская «несправедливость» (равно как советская, иркаская, ливийская и т.п.) — это больше из области американской пропаганды.
                        Хотя, конечно, у Кубы таких ресурсов как у нас нет — в России при справедливой власти каждый гражданин может и должен жить «как у Христа за пазухой»

                          • Наличие политзаключенных это факт

                              • Если эти политзаключенные — это кубинские Чубайсы, Абрамовичи, Дерипаски, Путины и Медведевы — то это можно только приветствовать.

                                • Чубайс стал чубайсом только обретя власть. А у кубинских политзаключенных никогда власти не было

                                  • Если бы означенных и им подобных персонажей во время посадили или расстреляли бы, то этого бардака и дурдома, творящегося последние 20 лет, не было бы. P.S. «Зло», причиненное бы им в этом случае, было бы в миллиарды и триллионы раз меньше реального зла, причиненного ими народу России.

                                    • Это предположения… Я бы мог бы предположить, что они смогли бы построить «Сингапур» вместо нищего «Острова свободы.
                                      И без власти чубайсов на Кубе, мягко выражаясь, не жируют, и очереди эмигрантов, желающих жить на Кубе не видно.

                                      • Впрочем, вне зависимости от обоснованности/необоснованности критики современного кубинского государства, методы, использованные Кастро для свержения режима Батисты, остаются единственными эффективными методами борьбы с тиранией в любой точке мира, включая нашу страну.

                                        • С этим согласен. Власть делает все, чтобы ее смена была возможной только через применение силы.

                                        • Возможно Вам известно, что Кастро собирал деньги на «революцию» в США и никто ему не мешал, т.к. Батиста всех достал.
                                          Проблемы начали, когда Кастро национализировал собственность американских граждан и компаний.

                                            • Я не вижу ничего плохого в том, что он «национализировал собственность американских граждан и компаний».
                                              Для кубинцев это было благо, и правильно сделал.

                                              • Кубинцы от этого лучше (в материальном плане) жить не стали. А неэффективность госуправления в экономике, думаю, доказывать не надо.

                                  • На само деле с судьями ситуация крайне неоднозначная. Я, например, полагаю что во многом наша судебная система страдает из-за обилия контроля, а не напротив из-за безнаказанности судей.

                                    У судей первой инстанции не так уж много власти и свободы, они крайне скованы в своих решениях позицией вышестоящих судов (или вернее будет сказать позицией «начальников» вышестоящих судов).

                                    И в этом смысле судья всегда находиться между трех огней: с одной стороны его решением в любом случае будет недовольна одна из сторон (а то и обе), а с другой, его решение может не вписаться в политику вышестоящей инстанции.

                                    И как быть судье? Если в США апелляция — это сложно, дорого и, что самое важное, не общепринято. Говоря не общепринято, я говорю о том что у прокуратуры США нет традиции обжаловать любое решение судьи, даже если оно расходится с их позицией. Тогда как у нас прокуратура будет обжаловать решение до последнего, даже, зная, что не права. Это же касается и сторон в гражданском процессе.

                                    В результате такого тотального контроля и пренебрежения к судье ( у нас априори, судья постановивший не в нашу пользу — дурак и взяточник), судья зачастую не может вынести справедливое и законное решение, а выносит исключительно законное, и при вынесении думает о том, как бы его " не зашибла" высшая инстанция.

                                    Так в довесок к этому, вы хотите еще и позволить любой недовольной стороне возбудить уголовное дело в отношении судьи? Вы хотите дать возможность следствию устранять судей, которые им не понравились?

                                    Уже ни один год муссируется вопрос о том, что у нас в стране 1% оправдательных приговоров (хорошо, пусть считали не правильно, пусть будет 3%), так что, если следствие получит рычаг давления на суд, число оправданий возрастет?

                                    Адвокаты обычно недовольны тем, что судьи назначают слишком маленькие компенсации морального вреда, при этом прекрасно осознают что, очень часто, это связано с позициями вышестоящих судов (не говоря уже о том, что сами адвокаты, редко преподносят судье факты, позволяющие в решении должным образом обосновать этот вред). Так что, если судьи будут еще и опасаться уголовного преследования, они охотнее будут назначать большие компенсации?

                                    На мой взгляд, беда нашей системы как раз в излишнем контроле. Прокурор будет обжаловать всякое решение суда, потому что побоится выговора от начальства, а так — он не причем, он старался, просто в судах — дураки.

                                    Адвокат будет искать любые лазейки, чтобы «завалить» неугодное ему решение, пусть оно будет хоть трижды законным и правильным, невзирая на этику.
                                    А высшие инстанции будут давить вольнодумство, потому что привыкли, потому что так делали всегда и не надо отступать от традиций.

                                    Снимите удавки с шеи судьи и прокурора, пусть их решения можно будет обжаловать и оспорить, но это не значит, что обжалованное решение — однозначный повод для наказания. И вот когда обжалование не будет являться одновременно и наказанием, тогда можно всерьез говорить о реанимировании уголовной ответственности в отношении судей и прокуроров.

                                      • Уважаемый Кожемякин Дмитрий, полностью присоединяюсь к высказанному вами мнению.

                                        Что касается точки зрения Пузанова Игоря о том, что сложившаяся практика рассмотрения сообщений о преступлениях, предусмотренных статьёй 305 УК РФ является незаконной и необоснованной, — категорически не согласен.

                                        Положения Инструкции, о которой он вёл речь, являются лишь отражением точного понимания признаков преступлений, предусмотренных обсуждаемой статьёй.

                                        Совершенно очевидно, что такой признак преступления, как «неправосудность» судебного акта не может быть установлен следователем самостоятельно, то есть без учёта прямого указания на то в судебном акте вышестоящей инстанции, которая отменила или изменила неправосудный судебный акт.

                                        Следователь не уполномочен осуществлять правосудие, он же и не вправе подменять собой вышестоящие судебные органы при проверке ими законности судебных актов.

                                        Это просто, как пожать плечами.

                                      • Уважаемый Игорь Пузанов! Ниже приведенное моё письмо — полное подтверждение Вашей статьи, которая и будет для меня путеводителем в дальнейших действиях. С уважением Мазанов С. А.

                                        О ВОЗБУЖДЕНИИ ДЕЛА ПО СТ. 305 УК РФ (ПРЕСТУПЛЕНИЕ ПРОТИВ ПРАВОСУДИЯ)
                                        Руководителю Следственнного Комитета России Александру Ивановмчу Бастрыкину,
                                        Руководителю СУ СК России по Ульяновской области Алексею Михайловичу Евдокимову
                                        Руководителю Следственного Управления

                                        Следственного Комитета России по Ульяновской области А. М. Евдокимову

                                        ответчик: Судья Арбитражного суда Ульяновской области С. П. Рогожин

                                        заявитель: Мазанов Сергей Александрович,
                                        432027, г. Ульяновск, ул. Докучаева, 16. кв. 1
                                        Уважаемый Алексей Михайлович!

                                        Руководствуясь «советом» капитана Д. А. Алагулова, заместителя руководителя отдела Железнодорожного района г. Ульяновска от 06.08.2010 №10Ж-2011, вынужден обращаться к Вам повторно.
                                        Ссылка на письмо: Июль 26, 2011 — 22:21 — Мазанов Сергей на сайте «напиши Президенту»;
                                        27 июля 2011 0:10 Гайдпаркер: Сергей Александрович Мазанов

                                        Моё к Вам обращение от 26.07.2011 с просьбой возбудить дело по факту преступления против правосудия — вынесения заведомо неправосудного решения по гражданскому делу (ст. 305 УК РФ) посредством фабрикации материалов дела фальсифицированными доказательствами (ст. 303 РФ).

                                        Обращение, не вызвавшее сомнения у заместителя руководителя отдела процессуального контроля капитана юстиции А. В. Козина о заявленном факте преступления, было им направлено руководителю следственного отдела по Железнодорожному району г. Ульяновска следственного управления СК России по Ульяновской области для организации рассмотрения.

                                        Однако заместитель руководителя районного СО капитан юстиции Д. А. Алагулов, поставив под сомнение профессиональную недостаточность капитана А. В. Козина, возвратил мне обращение со всеми приложениями. При этом, ссылаясь на ст.33 Инструкции о порядке приема, регистрации и проверки сообщений о преступлениях в системе СК при прокуратуре РФ, утвержденной приказом Председателя СК при прокуратуре РФ №14 от 07.09.2007, мотивировал тем, что «в обращении отсутствуют данные о признаках преступления, что не требует проверки в порядке, предусмотренном ст. 144 и ст. 145 УПК РФ».

                                        Как я понимаю, именно это указание четвертого абзаца ст. 33 «Инструкции…», обеспечило и закрепило порочную практику правоохранительной системы — «рука руку моет».

                                        Надо полагать, что выделяя из прокуратуры РФ Следственный комитет как самостоятельную и независимую структуру России, Президент РФ руководствовался не карьерным ростом руководства СК России, а преследовал цель искорененить порочную практики укрывательства преступлений.

                                        В связи с изложенными обстоятельствами прошу Вас, уважаемый Алексей Михайлович, принять меры по надлежащей поверке моего обращения и разъяснить заместителю руководителя районного СО капитану юстиции Д. А. Алагулову: чем отличается предположение о возможном совершении судьей должностного преступления от самого факта свершившегося преступления (ст.305 УК РФ), обстоятельно обоснованного в моем к Вам обращении от 26.07.2011 г., здесь прилагаемого.

                                        Приложение: — на 24 л. (без приложения по п. 12)

                                        1. Обращение к руководителю СУ СК России по Ульяновской области А. М. Евдокимову (зарегистрировано без номера 26.07.2011 г.) — 5 л.

                                        2. Копия судебного решения №А72-237/2009 от 09.04.2009 — 2 л.

                                        3. Копия Устава АООТ «УКБП», утвержденного 30.09.1993 г. — 3 л.

                                        4. Копия Устава ОАО «УКБП» от 14 мая 1998 г. — 3 л.

                                        5. Заявления-ходатайства об истребовании документов от 29 января 2009 года, от 18 марта 2009 года — 2 л.

                                        6. Копия «Изменения и Дополнения к Уставу ОАО «УКБП» (протокол №6 общего годового собрания акционеров от 25 мая 2000 г. – 2 л.

                                        7. Копия «Изменения в Устав ОАО «УКБП» (протокол внеочередного общего собрания от 02 марта 2001 г. №7) — 2 л.

                                        8. Письмо советника департамента письменных обращений граждан Администрации Президента РФ от 18 марта 2011 года №А26-18-165829 — 1 л.

                                        9. Копия моего ответа судье С. П. Рогожину от 30 мая 2011 г. — 1 л.

                                        10. Копия определения судьи З. П. Хохловой от 19.07.2011 г. — 2 л.

                                        11. Копия списка аффилированных лиц ОАО «УКБП» по состоянию на 31.12.2002 г. — 1 л.

                                        12. Документальная повесть «Защитит ли Европейский суд гражданина России? — 100 стр. (2 августа 2011 0:57 Гайдпаркер: Сергей Александрович Мазанов)

                                        С уважением 12 августа 2011 г. Мазанов С. А.
                                        (Зарегистрировано в Следственном Управлении 12.08.2011 г.)

                                        Ссылка на письмо: www.open-letter.ru/letter/35878 14.08.2011 16:29

                                        • Раньше я знала, что наша система правосудия далеко несовершенна, но что настолько далеко, узнала только столкнувшись с нею. Не знала, что можно осудить человека по тяжкой статье, без доказательств, на одних домыслах, просто потому что следователь «так решил», прокурор — подписал, судья — утвердил. Никто ни за что не отвечает. А жизнь человеческая сломана и растоптана. Наша система правосудия не оставляет ни единого шанса человеку ни то что оправдаться, а даже выжить. Эта система своих не сдаёт. Они принимают заведомо не правосудное решение, потому что знают если судья прикроет этим решением незаконные действия следователя, то её потом прикроют от пострадавших от не правосудного решения. И ничего они не боятся. А если бы у нас работали законы ( та же ст.305), то прежде чем вынести незаконный приговор, судья бы подумала. Они слишком уверены в своей защищённости, особенно от нас, простых смертных. А ведь если ты села на такое место судить людей, то хоть иногда смотри им в глаза и помни, что есть ещё и суд Божий, раз не боишься земного правосудия. Может так завтра Господь распорядится, что на этом месте будешь ты или твой сын, и тогда тебе пощады тоже не будет.
                                          Почему же у нас столько различных инстанций и нигде нет ни справедливости, ни законности? Почему у нас легче человека засадить в тюрьму, чем добиться для него справедливости и оправдания? О каких правах и свободе личности у нас все политики говорят? Люди, спуститесь на землю.
                                          Я вот сейчас пытаюсь бороться с системой. Правда слово «бороться» здесь означает " сражаться с ветряными мельницами". Но я не могу допустить, чтобы эта система сожрала моего сына. Не знаю чем всё это закончится, слишком неравны силы.
                                          И ещё я вот думаю, почему бы нашим высшим органам власти не подумать над тем как заставить органы правосудия работать на местах. А не так, что они тут играют в игры с законом, защищая самих себя. А мы должны за справедливостью в Москву (там таких как мы очень много и на всех внимания не хватит)? Ведь местные областные, краевые департаменты огромны и зарплаты у них ни в пример нашим? А хочется выйти и кричать: " помогите кто нибудь!" Кто отзовётся?

                                          Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.