Найти

Закон и порядок в РФ

Правовые аспекты действий хозяев ноутбуков в случае их кражи

Эта статья продолжает тему, поднятую в рассказе о сервисе Prey, созданном для слежки за местоположением компьютера или телефона на тот случай, если его украдут. В самом конце этой статьи автор задавался вопросом: а не будет ли использование подобных программ иметь каких-либо отрицательных последствий для самого использующего? Попробуем ответить.

Итак, представим себе ситуацию: вы установили к себе на компьютер программу-шпион, а через некоторое время обнаружили отсутствие компьютера. Еще через некоторое время программа подала вам весточку – в виде фотографии, SMS с координатами устройства, или еще какой-нибудь полезной информации. Можно ли, используя эту информацию, как-то нарушить закон, и пострадать за это? К примеру, если компьютер запрограммирован на фотографирование окружающей обстановки с помощью веб-камеры, в кадр могут попасть сведения, составляющие тайну чьей-то частной жизни. То же самое относится и к остальной информации. А уж закон «О персональных данных», бессмысленный и беспощадный, приплести к этой ситуации сам Бог велел. Хотя как раз он здесь неприменим. Если информацию, необходимую для его идентификации, обнародовал сам новый владелец, то вопросов никаких быть не может. А если владелец прежний «сольет» собранные данные в Интернет? А если в число этих данных входят фотографии совершенно посторонней девушки, да еще и обнаженной? Девушка-то в чем виновата? Такая слежка может нарушить сразу целый ряд законов – от статьи 150 Гражданского кодекса, защищающей такие нематериальные блага, как «неприкосновенность частной жизни», и до кодекса Уголовного. А есть еще КоАП, в пятой и тринадцатой главах которого также предусмотрена ответственность за целый ряд «информационных» правонарушений. Поэтому вопрос о том, при каких условиях можно быть привлеченным к ответственности, а при каких – избежать этого, рассматривать нужно в совокупности, анализируя разные кодексы.

Вина и невиновность


Устанавливая подобный софт на своем компьютере, стоит помнить правило «не пойман – не вор». Потому что новый владелец вашего компьютера, если его найдут, конечно же, окажется «добросовестным приобретателем», который купил его «у неустановленного следствием лица». Можете сами оценить шансы на то, что это правда, и величину IQ человека, который покупает с рук дорогостоящую технику у малознакомых людей. В предмет рассмотрения нашей статьи это не входит, просто констатируем: шансы пострадать от самого «добросовестного приобретателя», хотя и маленькие, но есть. У нас презумпция невиновности действует и на жуликов.

Прежде всего вы должны уяснить себе основное правило привлечения к любой ответственности: в общем случае наказание возможно только при наличии вины. Слово это знакомо каждому, и понятно на интуитивном уровне. Виной в юриспруденции называют отношение лица к своим действиям. Она может быть в виде умысла — когда это лицо желает наступления вредных последствий, либо в виде неосторожности — когда эти последствия наступают независимо от его воли, хотя их можно было предвидеть. Понятие вины предусмотрено и в гражданском, и в административном, и в уголовном законодательстве. В гражданском праве есть и исключения, когда к ответственности можно привлечь без вины. К таким случаям относится, к примеру, причинение вреда так называемысм «источником повышенной опасности», то есть, какой-либо деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих. Владелец такого «источника» в случае причинения им вреда окружающим, будет возмещать ущерб даже в том случае, если его вины в этом нет.

Наиболее распространенным из таких случаев является причинение вреда при дорожно-транспортных происшествиях: автомобиль как раз считается таким источником. При этом возмещать вред водитель должен в том случае, если не докажет, что вред был причинен вследствии непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Но в то же время он может быть невиновным в этом происшествии с точки зрения УК или КоАПа. Поэтому возмещение вреда, причиненного в ДТП — это вовсе не признание своей вины, как очень многие считают.

Если мы взглянем на ситуацию со «следящими» программами и попытаемся найти, в чем вина владельца компьютера, то сделать это будет очень трудно. В самом деле: он только установил и настроил программу, которая фиксирует обстановку в определенные моменты времени. Что будет в эти моменты зафиксировано, и является ли эта информация конфиденциальной — владелец устройства не знает и знать не может. Пользуясь терминологией Уголовного кодекса, можно сказать, что действия владельца, наблюдающего за компьютером, представляют собой так называемое «невиновное причинение вреда»: «Деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.»

Вообще, формы вины описаны в Уголовном кодексе наиболее подробно, он даже делит умысел и неосторожность еще на два подвида. Умысел может быть прямым, когда лицо осознает опасность своих действий и желает наступления вредных последствий, а также косвенным — когда наступления последствий оно не желает, но допускает или относится к ним безразлично. Неосторожность тоже делится на легкомыслие — когда лицо предвидит возможность наступления вредных последствий, но надеется на их предотвращение, и небрежность — когда последствий оно не предвидит, хотя может их предвидеть. И если мы продолжим рассматривать ситуацию через призму УК, то увидим, что наше невиновное причинение вполне может перерасти в косвенный умысел — если мы продолжим собирать информацию и после того, как получили ее достаточно для того, чтобы установить местонахождение компьютера. Здесь уже начинаются оценки «на глаз», так что можно и ошибиться. Но выкладывать информацию, которая может быть чьей-то тайной, в Интернет, разумеется, не стоит в любом случае.

Самозащита прав



Теперь нам нужно изучать еще два основных понятия, касающихся самостоятельной защиты своих прав — необходимая оборона и крайняя необходимость. Они касаются тех ситуаций, когда самозащита своих прав уже находится за гранью, отделяющей нормальное поведение от правонарушения. Но и тогда ответственности можно избежать. Понятие необходимой обороны связано с самостоятельным пресечением правонарушения, которое осуществляется не органами власти, а самим гражданином. Оно предусмотрено в Уголовном и Гражданском кодексах. Соответствующая статья УК исключает подобные действия из числа преступлений:

«1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.
2. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.»

Поскольку наша гипотетическая ситуация не связана с насильственными действиями, то неминуемо встанет вопрос о том, не было ли «превышения пределов необходимой обороны», то есть, соответствовали ли те меры, которые были предприняты для отражения посягательства, опасности самого этого посягательства. И вот здесь всякие «гипотетические ситуации» заканчиваются: ответить на вопрос о наличии или отсутствии превышения можно только разбирая каждый конкретный случай. При этом должно учитываться то, что на вашем компьютере тоже есть информация, составляющая личную тайну, так что «оборона» как минимум равноценна посягательству. Вдобавок, если речь идет о возмещении ущерба, применена может быть и статья ГК о так называемой «самозащите гражданских прав». Такая самозащита тоже похожа на необходимую оборону, закон также требует соразмерности ее нарушению. Нормы Гражданского кодекса о необходимой обороне также исключает возмещение причиненного вреда только тогда, когда не превышено ее пределов. А вот в КоАП подобной статьи нет вообще, что вполне объяснимо: опасность административных правонарушений сравнительно мала, и если разрешить гражданам их пресекать, то вреда от этого может оказаться больше, чем пользы.

Наконец, есть еще одно основание для освобождения от ответственности — так называемая крайняя необходимость. Она предусмотрена во всех трех кодексах.Статья 1067 ГК предусматривает возмещение вреда, причиненного в состоянии крайней необходимости, «то есть для устранения опасности, угрожающей самому причинителю вреда или другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами». А вот КоАП и УК в данном случае не признают действия, совершенные в состоянии крайней необходимости, ни правонарушением, ни преступлением. В качестве примера — формулировка из статьи 39 УК:
«Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости.»

Соответствующая статья КоАП говорит не о превышении пределов, а о причиненном вреде, который не должен превышать предотвращенного. То есть, если вы действовали в состоянии «крайней необходимости», то ни к уголовной, ни к административной ответственности вас не привлекут, а вот материальный ущерб возмещать заставят. Эта норма очень похожа на случаи безвиновной ответственности, предусмотренные Гражданским кодексом, с той лишь разницей, что причинителя вреда «по необходимости» суд может освободить от его возмещения, либо заставить платить того, в чьих интересах действовал причинитель.

Ну и, наконец, чисто уголовная статья, эквивалентов которой нет в других кодексах: «Не является преступлением причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании для доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, если иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным и при этом не было допущено превышения необходимых для этого мер.» Хотя в случае со «шпионскими» программами сбор информации сам по себе «задержанием» и не является, но, поскольку производится в целях задержания, то и эта статья в данном случае может быть применена. Конечно, наш «добросовестный приобретатель» имеет все основания не подозревать, что купил ворованную технику. Но ведь и мы тоже имеем все основания полагать, что украл наш компьютер именно он. Какие шансы на то, что все именно так и было — тоже не входит в предмет рассмотрения этой статьи. Оценивайте их сами.
Обновить список комментариев

Комментарии (3)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • Вообще, немного абстрагируясь от темы топика, следовало бы задаться вопросов, а стоит ли устанавливать на свой ноутбук всякие «левые» программы, которые, возможно, шпионят и за тобой и сливают инфу неизвестно кому?! Тем более что, скорее всего, речь идет об ОС Windows и программе, написанной для этой ОС, т.е. о «черных ящиках». (Думаю, немного найдется коллег-параноиков, которые перестали пользоваться этой ОС из соображений безопасности, анонимности пользователя и конфиденциальности данных).
    Однако, по моему глубокому убеждению, юрист обязан думать о компьютерной безопасности, и не только исходя из соображений собственной безопасности, но и из соображений защиты информации клиентов.
    Т.е., нормой должен стать ноутбук под *никс-подобной ОС, с шифрованным диском и т.п.
    В последнем случае, кстати сказать, похититель и не сможет стать жертвой Вашей программы-шпиона, т.к. он не сможет запустить ОС на ноутбуке, не зная парольной фразы, и т.п. И ему придется полностью переустанавливать ОС, что снесет и Вашу программу.
    Ну и, подход, конечно, должен быть прагматическим: ноутбук надо покупать, с одной стороны, по стоимости, обеспечивающей приемлемое качество и необходимые функциональные данные «железа», с другой стороны, по стоимости, сообразно которой не будет особым ущербом, если его украдут, он будет иным способом утерян, или просто если тупо сядешь на него или зальешь кофе.
    Прошу прощения за оффтоп, есличто.

    • Вообще, на мой взгляд, прежде чем разбираться с правовыми последствиями сбора персональных данных программой, следует сначала разобраться с тем, что представляет из себя эта программа.

      Это не программа шпион. Это программа удаленного контроля над ноутбуком (смартфоном), которая устанавливаетсяего владельцем (почувствуйте разницу между ней и вирусами) с целью обезопасить свои персональные данные (функция блокировки доступа к ноутбуку, удаления паролей и истории браузера и т.д.), а так же отслеживать местоположение устройства. Она создавалась не для того чтобы шпионить, а чтобы управлять своим устройством.

      При пропаже устройства следует заявить об этом в правоохранительные органы и уведомить их о том, что на компьютере установлен софт, позволяющий отследить местоположение устройства, а так же осуществляющий мониторинг действий на компьютере. Т.о. будет исключен состав правонарушения, предусмотренного КоАП, поскольку вы не вторгаетесь в чью-либо частную жизнь, а лишь предоставляете следствию полную информацию об устройстве, в том числе, и об установленных на нем средствах удаленного контроля.

      Зачем сюда приплетать УК? Если речь идет о ст. 137, то там необходимо наличие прямого умысла, который в данном случае отсутствует, т.к. владелиц ноутбука устанавливает «программу-шпион» не для сбора персональных данных, а для отслеживания состояния и местоположения своего ноутбука.

      Состав правонарушения или преступления в данном случае возможен только в том случае, если владелиц ноутбука решит, минуя правоохранительные органы, воспользоваться данными, собранными программой, чтобы самостоятельно разобраться с вором. Но тут уж, извините, в Римском праве самоуправство вообще исключало возможность защиты нарушенного права.

        • Сергей Кубанцев
        • 2 сентября 2011, 12:09
        • 0
        Человек, который писал данную статью, видимо, не особо сильно углублялся в правовые аспекты данной темы. Начиная даже с голословного заявления о том, что ФЗ «О персональных данных» в данном случае неприменим в силу добровольного распространения данных самим лицом, к которому такие данные относятся. По крайней мере странное утверждение, с учетом того, что указанное лицо и понятия не имело о том, что его персональные данные уходят «на сторону». Заявление о крайней затруднительности определения степени вины владельца компьютера, который «только установил и настроил программу, которая фиксирует обстановку в определенные моменты времени» — это просто подтасовка. С таким же успехом можно утверждать, что лицо только ударило другого монтировкой по голове, а уж последствия такого действия от ударившего не зависели.
        В целом, факт кражи еще нужно доказать, ибо вполне реальна ситуация, когда компьютер, с установленным на нем шпионским софтом, будет тем или иным способом специально передан определенному человеку / в определенную организацию, с целью завладения конфиденциальной информацией, после получения которой истинный собственник компьютера заявит о краже.
        В разделе «Вина и виновность» речь идет совсем о другом предмете – ДТП, источники повышенной опасности и всякое такое. Нет ничего про реальное отношение человека, устанавливающего подобный софт на свой компьютер. На самом деле, получение конфиденциальной информации подобным способом (через якобы украденный компьютер), при условии незаконного распространения данной информации, т.е. без согласия самого лица, к которому относится такая информация, будет квалифицироваться как преступление, наказание за которое предусматривается в различных статьях УК — 137, 138, 155, 183 и др., соответственно, с возмещением материального и морального вреда в соответствии с ГК.
        Указание в статье на необходимую оборону представляется абсолютно необоснованным. Ибо такие преступления, как кража и мошенничество не сопряжены с насилием, необходимым для того, чтобы ответные действия были квалифицированы как необходимая оборона с точки зрения УК. Использование украденной вещи также не подразумевает применения насилия. Соответственно, при отсутствии условий, необходимых для квалификации деяния как необходимой обороны, не может быть и превышения пределов таковой.
        Далее речь идет про такой правовой институт, как «крайняя необходимость». Классическим примером крайней необходимости будет выступать оставление водителем грузового автомобиля, перевозящего скоропортящийся груз, для оказания оказание помощи людям, терпящим бедствие, которое угрожает их жизни (землетрясение, наводнение, ураган и т.п.), в результате которого груз был приведен в негодность. Здесь автор берет на себя смелость утверждать о наличии крайней необходимости, обосновывая это ссылкой на статью закона. Но соотносится столь вольное толкование нормы права автором с реальным содержанием данной правовой нормы? Конечно нет! Ключевая фраза ст. 39 УК: «если эта опасность не могла быть устранена иными средствами». Если кто-то не знает, то можно пояснить, что борьбой с преступлениями, а также их профилактикой, занимаются правоохранительные органы. Поэтому, в случае обнаружения признаков преступления, лицо обязано сообщить об этом в полицию, а не предпринимать самостоятельные действия для наказания виновных путем получения и даже распространения персональных данных, затрагивающих личную, коммерческую и иный охраняемые законом виды тайн. Самостоятельная борьба с преступлениями, т.н. «робингудство», наказуемо!
        Невиновное причинение вреда человеком, который сознательно установил шпионский софт, получил данные посредством использования подобного софта, а потом еще и использовал эти данные в собственных целях (получение своего имущества, возможно, украденного, но может и добровольно переданного другому лицу), даже не хочется обсуждать. Приведу лишь пример: принуждение, направленное на возврат денежных средств, ранее предоставленных по договору займа (в долг), будет квалифицироваться как вымогательство, со всеми вытекающими последствиями.
        Аналогичная ситуация с «чисто уголовной статьей» (ст. 38 УК «причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление»). Ни о каком задержании на месте преступления здесь не может быть и речи. Тем более автор сам говорит о том, что пользователь «украденного» компьютера, вероятнее всего, будет добросовестным приобретателем данной вещи.
        Таким образом, данная статья не основывается на российском законодательстве и вполне может ввести читателя в заблуждение, результатом которого может стать юридическая ответственность пользователя, в том числе уголовная.

        Сергей Кубанцев,
        юрист коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры»
        кандидат юридических наук

        Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.