Найти

Закон и порядок в РФ

Закон об общественном контроле: революционный подход и вопиющие ограничения


Сегодня в 18:00 началось экстренное заседание Совета при президенте РФ по правам человека, посвященное президентскому проекту закона «Об основах общественного контроля в РФ». Документ, опубликованный сегодня на сайте СПЧ, должен быть внесен на рассмотрение в Госдуму до 1 марта, чем и объясняется такая срочность. Сам законопроект разрабатывался рабочей группой при СПЧ и правовым управлением Администрации президента, но в консультациях принимали самые разные эксперты и организации. В том числе в этой работе участвовали Фонд поддержки общественных инициатив «Йополис», где я работаю, и Совет по развитию общественного контроля при Госдуме РФ, где я выступаю одним из организаторов рабочей группы «Муниципальный контроль».

Сам проект закона довольно широко обсуждался в прессе начиная с осени прошлого года. В итоговом варианте, поступившем в СПЧ со Старой площади, содержится ряд поистине революционных подходов. Прежде всего, согласно п.3 ст.2 законопроекта, «не допускается принятие нормативных правовых актов в целях воспрепятствования осуществлению общественного контроля». А в п.2 ст. 3 содержится тезис, согласно которому «никто не вправе… препятствовать реализации права [гражданина] на участие в осуществлении общественного контроля».

В проведении общественного контроля смогут участвовать как отдельные граждане, так и общественные организации, «группы общественного контроля» и т.д. Однако основной упор делается все-таки на общественные палаты общественные советы при различных ведомствах. Проверять можно будет все, чем занимается государство и связанные с ним структуры: действия и решения органов госвласти, муниципального управления, госкорпораций и государственных предприятий. При этом общественные контролеры наделяются правом вести фото- и видеосъемку своих проверок, копировать документы, посещать объекты проверок и так далее. Отдельно указано, что все результаты проверок должны публиковаться на специальных интернет-ресурсах, то есть, в работе общественных контролеров предусмотрена «принудительная гласность».

Вместе с тем, текст закона содержит компромиссные и противоречивые положения, которые появились в нем после согласований в госорганах. Например, тезис о «недопустимости смешения деятельности по осуществлению общественного контроля с политической деятельностью». Также не допускается «необоснованное вмешательство в деятельность органов государственной власти, [...] органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций, государственных корпораций [...] и оказание воздействия на указанные органы и организации» (п.9 и 10, ст. 6 законопроекта). Как совместить безоговорочное право на проведение общественного контроля граждан и общественных объединений, каковыми являются и политические партии, с запретом на «совмещение» с политической деятельностью? И для чего бы еще гражданам контролировать государство, если не для позитивного влияния на его работу?

Также через весь закон проходит мысль законодателя ввести общественный контроль в определенные рамки и даже построить своего рода «вертикаль общественного контроля», где ведущую роль будут играть созданные «сверху» учреждения вроде общественных палат и общественных советов при ведомствах.

Но я бы предложил сосредоточиться на тех возможностях, которые откроются в связи с принятием законопроекта перед общественными контролерами. Для ясности приведу пример того, как в последние годы работают Общественные наблюдательные комиссии при местах принудительного содержания (ОНК). Члены ОНК имеют полномочия посещать колонии и СИЗО, беседовать с арестантами без участия администрации, публиковать отчеты и так далее. В результате работы независимых общественников вышли наружу многие вопиющие истории коррупции, насилия и вымогательства в пенитенциарной системе (например, громкая история в Копейской колонии №4). Тема тюремной реформы стала обсуждаться в ток-шоу «Первого канала», а система ФСИН начала медленно, но неуклонно становиться более прозрачной и менее жестокой.

Безусловно, есть широкое противодействие работе ОНК со стороны силовых структур, которые вводят в их состав своих бывших, а иногда и действующих сотрудников, пытаются блокировать их работу. Есть серьезные нарекания и ограничения в работе самих ОНК: например, на их работу не выделяется ни копейки бюджетных денег, так что путешествовать в медвежьи уголки России и проверять расположенные там колонии правозащитники должны за собственный счет. И все равно — именно благодаря возможности получать и публиковать достоверную информацию о положении заключенных ситуация стала системно улучшаться.

То же самое, я надеюсь, произойдет и в других сферах жизни страны. Роль государства непомерно разрослась, причем подавленной оказалась роль политических партий, общественных объединений, СМИ, профессиональных и деловых сообществ. Я думаю, целью законопроекта стало желание президента создать работающий противовес усилившимся госорганам, силовикам и госкорпорациям в лице общественных контролеров. Сами проверяемые могут пока не принимать в расчет «этих общественников». Но опыт показывает, что вода точит камень, а достоверная информация о состоянии дел в государственной машине сама по себе способна существенно изменять направление ее движения в интересах общества.
Обновить список комментариев

Комментарии (2)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • Эх, Федя! Есть такая вьетнамская поговорка: «когда носорог глядит на луну, он напрасно тратит цветы своей селезенки». Что в более привычном контексте выглядит как «Кириллу — Богово, Путину — кесарево»
    Да не будет толку от всяких законопроектов и даже законов про обчественный контроль! Любой, кто мало-мало при власти сразу начинает путать понятия «отчество и ваше превосходительство». Право контролить нормальным людям, с мознами и зубами не дадут ни так, не эдак. Можешь посмотреть на областных и краевых омбудсменов — серомышие! И бюджет есть и толку нет!

    Ответить

    • Законодательная поддержка общественного контроля крайне необходима. Но в данном законопроекте я не увидел ничего революционного.

      Законопроект очень плохо проработан в концептуальном плане и является по сути «пустышкой». В нем нет никакой конкретики, а поверьте, реальные сложности у общественного контролера начнутся в конкретных случаях. Я сам являюсь членом ОНК и постоянно наталкиваемся на всевозможные отказы в предоставлении информации, сборе доказательств путем фотосъемки, ознакомления с документами, связанные с правовыми пробелами в ФЗ №76.

      Законопроект не отвечает на главные вопросы и не решает важных проблем:
      1. Какие дополнительные полномочия получают общественные контролеры по сравнению с обычными гражданами? Правом запрашивать информацию, подавать в государственные органы рекомендации, предложения, проводить всякие «общественные слушания», «экспертизу» обладают и обычные граждане. Кто мешает им без этого законопроекта собраться, обсудить проблемы, выработать решение и отправить его в соответствующий государственный орган? Что мешает запросить необходимую информацию, предоставление которой регламентировано федеральным законом от 09.02.2009 N 8-ФЗ об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления? Что нового вводит этот законопроект?

      2. Узкое место в законопроекте — это слабая регламентация правоотношений, связанных с получением информации, необходимой для общественного контроля. Только общие слова, что «имеют право запрашивать необходимую информацию, ..., за исключением сведений, составляющих государственную или иную
      специально охраняемую законом тайну». Почти вся информация, необходимая для общественного контроля, попадает либо под служебную, либо личную тайну (персональные данные граждан). Нас до сих пор не знакомят в отделах полиции с журналом доставленных лиц, т.к. это якобы только для служебного пользования (ДСП) и содержит персональные данные. Какой может быть контроль без конкретных сведений??

      Очень много трудностей возникает с прямой фотофиксацией нарушений при проведении общественного контроля. Нет доказательств — нет нарушения.Если в законе не будет специального права производить хотя бы фотосъемку — то закон бесполезен.

      В законопроекте нужно прямо перечислить какие виды документов имеют право получать общественные контролеры (финансовые документы, сметы, всевозможные журналы учета, акты приемки, государственные и муниципальные контракты, и т.д. и т.п.) — надо конкретно перечислить, иначе закон ни о чем. В то же время доступ к информации не должен быть абсолютным, иначе всякие проходимцы, записавшиеся в ряды общественников, начнут этим злоупотреблять.

      Все эти вопросы требуют тщательной проработки, но в текущей редакции законопроекта они полностью опущены.

      3. По смыслу законопроекта общественный контроль не может быть массовым, доступным любому гражданину. Для того, чтобы стать общественным контролером, нужно попасть в «субъекты общественного контроля», т.е. быть избранным в общественную палату, общественный совет, и т.п. Но чиновники не дремлют. Они выдвинут своих людей, которые займут все мандаты в этих общественных структурах и не оставят места действительно инициативным гражданам. Так происходит в ОНК ряда субъектов РФ.

      В законопроекте нужно предоставить возможность любому независимому человеку осуществлять общественный контроль, а не группке прикормленных общественников ПРИ каком то государственном органе. Предлог «ПРИ» говорит сам за себя: общественная структура не является независимой, а привязана к государственному органу. Часто это приводит к сращиванию интересов.

      4.В законопроекте не предусмотрена конкретная ответственность чиновников за воспрепятствование общественным контролерам в проведении общественного контроля. Пока эта ответственность не станет ощутимой, все права общественников будут фикцией. Никто не будет прислушиваться к отчетам, рекомендациям, общественным «экспертизам», пока не будет установлена ответственность за необоснованное игнорирование этих рекомендаций.

      Таким образом, законопроект не отвечает на важные вопросы, описанные выше. В целом является сырым, в нем не проработаны конкретные механизмы и ситуации, с которыми обязательно столкнется общественный контролер. Дьявол, как известно, кроется в деталях.

      Но я в целом поддерживаю необходимость расширения и углубления сферы общественного контроля, ее правовой регламентации.

      Ответить

      Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.