Найти

Закон и порядок в РФ

Потерпевший вправе знакомиться со всеми материалами дела на стадии расследования (районный прецедент)

Возможно, вышеуказанное утверждение покажется преувеличением, учитывая сложившееся мнение среди сотрудников правоохранительных органов, да и адвокатского сообщества.

Ниже расскажу о судебном деле, где мне удалось доказать, что данное утверждение является общим правилом.

Два года назад я принял защиту потерпевшего в ДТП, которому был причинен тяжкий вред здоровью.

С самого начала отчётливо было видно, что сотрудники районного отдела внутренних дел не собираются устанавливать истину в произошедшем, при этом с легкостью из одного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в другое указывали на виновность в случившемся самого потерпевшего.

Каждый раз мне приходилось через органы прокуратуры отменять данные немотивированные и необоснованные решения следователей (а за этот период они сменились уже трижды). После отмены «отказного» постановления в седьмой раз, уголовное дело было возбуждено, но через 3 месяца приостановлено.

И каждый раз при подготовке жалоб на процессуальные решения следователя я без препятствий знакомился со всеми материалами проверки, а впоследствии материалами уголовного дела.

Поскольку волокита при рассмотрении дела продолжалась, я должен был обжаловать бездействие следователя.

Но и следователь, и начальник следственного отдела районного ОВД отказали мне в предоставлении возможности ознакомления с материалами уголовного дела.

На моё письменное обращение я получил интересный ответ о том, что в соответствии нормами УПК РФ не предусмотрено право потерпевшего (а значит и его представителя) на ознакомление с материалами уголовного дела в ходе следствия, — при этом о каких нормах идет речь, начальник следственного отдела указать «забыл».

Было понятно, что сотрудники милиции пытаются помешать мне подготовить мотивированную жалобу на допущенную волокиту при расследовании.

Все адвокаты, у кого я спрашивал квалифицированное мнение, высказались в поддержку позиции следственного отдела.

С данной позицией я никак не мог согласиться, поскольку отказ в ознакомлении с материалами дела явно нарушал права моего доверителя на доступ к правосудию, поэтому была подана жалоба в Великолукский районный суд в порядке ст. 125 УПК РФ.

В судебном заседании мне пришлось подробно обосновывать неправомерность действий начальника следственного отдела, поскольку представитель районной прокуратуры не принял нашу с потерпевшим сторону.

Право потерпевшего от преступлений и злоупотреблений властью является конституционной гарантией (статья 52 Конституции РФ), поэтому применение любых норм законодательства должно основываться на обеспечении реализации данного права.

Право потерпевшего от преступлений предполагает и обеспечение конституционной гарантии на доступ к правосудию, которое должно быть скорым и справедливым (статья 46 Конституции РФ и пункт 1 статьи 6 Европейской Конвенции о защите прав и основных свобод человека).

В уголовном судопроизводстве потерпевший, имея собственные интересы, наделяется соответствующими правами, которые обеспечивают ему восстановление своих нарушенных прав и законных интересов (статьи 6, 11 и 22 УПК РФ).

Таким образом, все положения норм уголовно-процессуального законодательства, касающиеся потерпевшего, должны истолковываться как правореализующие нормы, а не как запретительные, и, в частности, пункт 12 части 2 статьи 42 УПК РФ «о праве потерпевшего на ознакомление со всеми материалами уголовного дела по окончании предварительного расследования».

Именно на данное истолкование указанной нормы неоднократно указывал правоприменителям Конституционный Суд в своих решениях (определение от 14.01.2003 г. № 43-О, от 04.11.2004 г. № 430-О, от 20.06.2006 г. № 231-О, от 11.07.2006 г. № 300-О).

При этом, как следует из правовой позиции Конституционного Суда РФ, право потерпевшего на ознакомление с документами предварительного следствия должно напрямую соотноситься с правами подозреваемого (обвиняемого). Другим словами, если уголовно-процессуальным законодательством закреплено право обвиняемого на обязательное получение соответствующих процессуальных решений — такое право должно обеспечиваться и в отношении потерпевшего.

Право потерпевшего знать о ходе расследования и высказывать свое мнение и пожелания по любым вопросам и на любых этапах судопроизводства закреплено также в Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью от 29.11.1985 г. № 40/34.

Тем более, потерпевшему должен быть обеспечен незамедлительный доступ к материалам уголовного дела, когда они нарушают его права и законные интересы, поскольку судебная защита возможна лишь при реальной возможности лица отстаивать свою позицию и оспаривать доводы процессуальных оппонентов (об этом прямо указывается в вышеупомянутых решениях Конституционного Суда РФ).

В соответствии с частью 2 статьи 24 Конституции РФ право на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, является конституционной гарантией. При этом возможность ограничения данного права в отношении допустима только федеральным законом и лишь с учётом обеспечения реализации всех прав потерпевшего.

Еще в своём Постановлении от 18 февраля 2000 года Конституционный Суд РФ указал, что в тех случаях, когда конституционные нормы позволяют законодателю установить ограничения закрепляемых ими прав, он не может использовать способы регулирования, которые посягали бы на само существо того или иного права, ставили бы его реализацию в зависимость от решения правоприменителя, допуская тем самым произвол органов власти и должностных лиц. При этом устанавливаемое ограничение должно быть необходимым и строго обусловленным для достижения законной цели применяемыми мерами.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ не содержит какого-либо запрета на ознакомление потерпевшего с любыми материалами уголовного дела в ходе расследования — вводится лишь определенный порядок ознакомления с данными предварительного расследования (статья 161 УПК РФ) и регламентирует обязанность потерпевшего не разглашать данные предварительного расследования (пункт 3 части 5 статьи 42 УПК РФ).

Следует отметить, что с учётом вышеупомянутого правила о соотносимости содержания прав потерпевшего с правами подозреваемого (обвиняемого), представитель потерпевшего имеет право на ознакомление с данными предварительного следствия, как и защитник подозреваемого (обвиняемого).

Но вышеизложенная мною позиция не была поддержана районным судом — процитировав одно из решений Конституционного Суда РФ, не входя в правовой анализ мотивировочной части его решений и моих доводов, суд отказал в удовлетворении жалобы.

Подробное изложение в кассационной жалобе моих доводов, высказанных в районном суде, принесло результаты — Псковский областной суд отменил постановление районного суда.

При этом областной суд указал, что для обеспечения возможности обжалования решений следователя, которыми нарушаются права личности, потерпевшему должен быть обеспечен доступ к соответствующей информации, а форма и порядок его ознакомления с необходимыми документами избираются следователем с учётом требований статьи 161 УПК РФ в пределах, исключающих опасность разглашения следственной тайны; потерпевшему должна предоставляться возможность знакомиться с материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, даже если такое право прямо не предусмотрено законом.

В данном случае, позиция областного суда, по существу, являясь правильной, — требует уточнения.

Пределы ознакомления потерпевшего с материалами уголовного дела лишь документами, необходимыми для обжалования процессуальных решений (или бездействия), и непосредственно затрагивающими его права и свободы, не содержится в действующем УПК РФ. Хотя подобные ограничения вполне допустимы (в целях обеспечения негласных способов расследования дела для получения доказательственной и тактической информации и защиты прав других лиц). Но эти ограничения (пределы) должны быть ясно и четко выражены в уголовно-процессуальном законодательстве, как того требуют положения статей 19 и 55 Конституции РФ.

Следует отметить, что и требование статьи 161 УПК РФ о неразглашении данных предварительного расследования не является императивным запретом и подлежит применению с учётом обеспечения прав участников уголовного процесса (определения Конституционного Суда РФ от 21.12.2004 № 467-О, от 24.03.2005 г. № 151-О, от 16.04.2009 г. № 559-О).

Таким образом, отбирание подписки с предупреждением об уголовной ответственности за разглашение данных предварительного расследования недопустимо, когда это создает преграду для защиты потерпевшим своих прав и законных интересов.

Кроме того, в силу части 1 статьи 19 и части 3 статьи 55 Конституции и на основании части 4 статьи 7 УПК РФ отнесение тех или иных данных предварительного расследования к следственной тайне должно быть обосновано в процессуальном решении соответствующим должностным лицом.

Для защиты прав своего доверителя мне не пришлось давать подписку о неразглашении и требовать необходимого процессуального решения, поскольку материалы дела не содержали следственной тайны и были предоставлены по первому требованию после вступления в законную силу решения суда.

Денис Козырев,

управляющий партнёр Правового учреждения

«Юридическое бюро «Козырев, Кадыров и партнёры»
Обновить список комментариев

Комментарии (4)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
    • Евгений Чернявский
    • 22 марта 2011, 20:01
    • 0
    Денис, здравствуйте!

    Я так понимаю, вы приводите прецедентное для уголовного процесса решение Псковского областного суда. В учебных целях мне бы очень пригодились реквизиты такого решения. Не могли бы Вы мне их предоставить?

    С уважением, Чернявский Евгений.

    • Председатель коллегии, адвокат, КА «Правовой Альянс»
      • 22 марта 2011, 21:04
      Денис, извините, а Вы — адвокат? Интересная у Вас организационно-правовая форма адвокатского образования.

      Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.