Найти

Закон и порядок в РФ

Конституционный Суд РФ: личные данные свидетелей правонарушений под защитой Конституции не находятся

16 июля 2013 года Конституционный суд России вынес отказное определение по жалобе, в которой оспаривалась неконституционность части 1 статьи 25.1 КоАП РФ, позволяющей во всех случаях разглашать правонарушителям личные данные свидетелей, составляющие их личную тайну, что нарушает конституционное право на неприкосновенность частной жизни, гарантированное частью 1 статьи 23, частью 1 статьи 24 Конституции РФ (все материалы дела размещены на сайте правозащитной организации «Сутяжник»). Об этом я писал также ранее.
Рассматривать жалобу со ссылками на постановления Конституционного Суда и Европейского Суда по правам человека Конституционному Суду по существу было некогда – ведь такой наплыв жалоб недовольных граждан и все это в преддверии долгожданного отпуска, который начинался у судей с 20 июля. Спешили настолько, что опубликовали определение только 19 сентября, спустя 2 месяца после вынесения! Еще бы, ведь 20 сентября в Санкт-Петербурге состоится закрытая конференция, посвященная 20-летию Конституции РФ и конституционного строя России.

Мотивы отказа

Мотивы отказа и лексика определения Конституционного Суда вызывают нервный хохот. Оказывается: «Личные данные (имя, адрес места жительства, почтовый адрес, контактный телефон) лица, заявляющего о правонарушении, указываемые им в официально подаваемом заявлении, а равно личные данные свидетеля, которые фиксируются в процессуальных документах, в том числе с их слов (например, в протоколе об административном правонарушении), не относятся к сведениям о частной жизни таких лиц…». Честно говоря, придумать такой бред я бы на месте судей не смог.

Конституционным Судом были проигнорированы все доводы жалобы. Желающие могут убедиться в этом сами, прочитав текст жалобы и определение КС РФ.

Все оказалось очень просто: личные данные свидетелей не являются сведениями о их частной жизни!! Следовательно, нет и нарушения их права на неприкосновенность частной жизни, личную тайну. Замечательное толкование части 1 статьи 23, части 1 статьи 24 Конституции РФ!

Не смутила Конституционный Суд и собственная правовая позиция, которая была процитирована в жалобе: «Право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе» (Определение КС РФ от 28.06.2012 N 1253-О; от 09.06.2005 N 248-О; от 01.10.2009 N 1053-О-О; от 26.01.2010 N 158-О-О; от 27.05.2010 N 644-О-О).

При этом Конституционный Суд указал в отказном определении, что право свидетелей на государственную защиту также не нарушается, поскольку свидетель (заявитель) нарушения может обратиться в правоохранительные органы по фактам «вмешательства в их частную жизнь и посягательства на их безопасность».

Замечательно! Если говорить образно, судьи Конституционного Суда никогда не закрывают на ключ свои апартаменты, чтобы уберечь их от вторжения. Ведь даже если произойдет вмешательство в их жилище или, упаси Боже, кража – не беда, они всегда смогут обратиться по данному факту в наши доблестные правоохранительные органы, которые их защитят! Судей не смущает тот «малозначительный» факт, что угрозы в адрес свидетелей и разглашение их личных данных, нарушающее право на неприкосновенность частной жизни (и, кстати, дающее возможность угрожать впоследствии) – это две абсолютно разные вещи. Это как перепутать теплое с мягким. Даже эффективная работа полиции по пресечению угроз не сможет восстановить уже нарушенное право на неприкосновенность частной жизни.

Фактически Конституционный Суд РФ открытым текстом сказал следующее: личные данные свидетелей правонарушений под защитой Конституции РФ не находятся! Если ты «стукач», то это уже дело публичное и об этом должны все знать. Поэтому какие-то там права свидетелей никак не затрагиваются и… не надо совать нос в дела государства. Мы сами разберемся, кто из людей является нарушителем и стоит ли их наказывать. Главный месседж таков.

Ни слова в определении и про дискриминацию свидетелей по признаку вида производства. Почему в уголовном процессе свидетели все же защищаются, а по делам об административных правонарушениях сокрытие личных данных «не соответствовало бы целям и задачам законодательства об административных правонарушениях»?

Что делать с Конвенцией о защите прав человека и практикой Европейского Суда по правам человека?

Отказ можно было бы даже принять, если бы не двойные стандарты Конституционного Суда и наличие статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей право каждого на уважение личной жизни.

Конституционный Суд РФ ранее сам красиво воспевал, что составной частью российской правовой системы является не только Конвенция, но и решения ЕСПЧ <…>, а потому должны учитываться федеральным законодателем при регулировании общественных отношений и правоприменительными органами при применении соответствующих норм права (Постановление КС РФ от 05.02.2007 N 2-П; Постановление КС РФ от 26.02.2010 N 4-П; Определение КС РФ от 04.04.2013 N 505-О). В частности, содержание прав и свобод, предусмотренных законодательством Российской Федерации, должно определяться с учетом содержания аналогичных прав и свобод, раскрываемого ЕСПЧ при применении Конвенции и Протоколов к ней (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 N 21).

Права и свободы человека и гражданина, признанные Конвенцией, – это те же по своему существу права и свободы, что закреплены в Конституции РФ (Постановление Конституционного Суда РФ от 26.02.2010 N 4-П). Следовательно, право на неприкосновенность частной жизни, личную тайну, гарантированное статьями 23 (часть 1), 24 (часть 1) Конституции РФ, по сути и содержанию есть право на уважение личной жизни, признанное статьей 8 пунктом 1 Конвенции.

Но право на уважение личной жизни трактуется ЕСПЧ всегда расширительно и не ограничивается защитой только «внутреннего круга», в котором лицо может жить своей личной жизнью по своему усмотрению, полностью исключая внешний мир. Достаточно вспомнить Постановление ЕСПЧ от 28.01.2003 по делу «Пек (Peck) против Соединенного Королевства» (жалоба N 44647/98). Парень пытался покончить жизнь самоубийством на улице, и этот момент был заснят на камеру видеонаблюдения. ЕСПЧ признал, что передача в СМИ кассеты с видео с попыткой суицида нарушала право на уважение личной жизни.

Интересно также Постановление ЕСПЧ от 09.10.2012 “Дело “Алкая (Alkaya) против Турции” (жалоба N 42811/06), в котором было признано, что разглашение места жительства нарушает право на уважение личной жизни.

Не знать об этом судьи Конституционного Суда не могли, т.к. все доводы со ссылками на постановления Конституционного Суда и ЕСПЧ были даны в жалобе.

Что дальше?

Прежде всего, я прошу вас, неравнодушных к обеспечению правопорядка и развитию гражданского общества, подписать мою инициативу о введении института защиты свидетелей на сайте Российской общественной инициативы.

Далее – подготовка еще одного формального иска к сотрудникам ОГИБДД в защиту права на уважение личной жизни со ссылками на Конвенцию, апелляция, потом – подача жалобы в Европейский Суд по правам человека. Помогать мне в этом будет старейшая правозащитная организация «Сутяжник».

Если идти – то идти до конца. Спасибо всем за внимание. Очень прошу всех подписать мою инициативу и осветить в своем блоге/СМИ.
Обновить список комментариев

Комментарии (0)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.