Найти

Закон и порядок в РФ

Страсти вокруг «антипиратского закона». Законопроекты и предложения

Предвестником резонансного Федерального закона №187-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях» (который впоследствии получил народные названия «антипиратский», «закон против интернета», «русская SOPA», «закон о произвольных блокировках») стало двустороннее соглашение между Россией и США «о правах на результаты интеллектуальной собственности и согласованию плана действий сторон по улучшению защиты прав, в том числе в связи с борьбой с нарушением копирайта в Интернете», подписанное 21 декабря 2012 г. Несмотря на то, что скандальный закон SOPA, предлагаемый американским конгрессом, провалился в США, Госдеп в свойственной ему манере навязал России новую концепцию по защите исключительных авторских прав в сети Интернет.

Законопроект Минкульта

Впервые «антипиратский» законопроект появился 25 января 2013 г. на сайте Министерства культуры и сразу же вызвал широкую критику Интернет-общественности, которая только увеличилась после представления Минкультом 28 мая 2013 г. на закрытом совещании более жесткой версии законопроекта. Для соблюдения исключительных прав владельцев контента разработчики законопроекта, лоббирующие узкие интересы кинобизнеса, предлагали включить в процедуру взаимодействия по блокировке сайтов и удалению нелицензионного контента абсолютно всех лиц, так или иначе взаимодействующих в сети: хостинг-провайдеров, операторов связи, поисковики, социальные и файлообменные сети, блог-платформы, владельцев интернет-ресурсов, пользователей файлообменных сервисов.

Указанным законопроектом предлагалось:

ввести беспрецедентную обязанность владельцев интернет ресурсов осуществлять круглосуточную премодерацию всего контента и осуществлять активный мониторинг нарушения законодательства об авторском праве;

обязать поисковые сервисы ранжировать поисковую выдачу с предоставлением приоритета легальным сайтам, а пиратские сайты исключать из результатов поиска;

установить механизм внесудебного исполнения требований правообладателей с обязательством владельцев сайтов и пользователей удалять или блокировать любой контент, на который укажут сами правообладатели, а также любые ссылки на него;

ввести штрафные санкции для тех, кто не заблокировал и не удалил контент;

установить обязанность для хостинг-провайдеров, владельцев сайтов, поисковых сервисов и операторов связи уведомлять пользователей файлообменных сетей о нарушении закона и раскрывать персональные данные клиентов.

Российская Ассоциация электронных коммуникаций и другие представители Интернет-отрасли жестко раскритиковали закон, указав на очевидные юридические и технические ляпы, а также концептуальные несоответствия описанных законопроектом процедур международным практикам, концепции развития гражданского законодательства и самому характеру частных правоотношений в сфере авторских и смежных прав.

На сегодняшний день ведомство под руководством Владимира Мединского не отказалось от своего законопроекта и продолжает настаивать на его принятии.

Законопроект депутатов Бортко, Драпеко, Максаковой, Кожевниковой, Левина, Шлегеля (ставший впоследствии ФЗ №187)

После того, как информация из-за закрытых дверей Минкульта просочилась в прессу, началась обширная дискуссия о принятии «антипиратского закона», который мог бы регулировать гражданско-правовой оборот объектов авторского права в сети. Многие представители бизнеса, Интернет-эксперты, общественные организации и юристы всех мастей начали говорить о необходимости его широкого обсуждения.

Однако общественного обсуждения не получилось. После сочинской встречи президента с представителями отечественного кинематографа до главы государства дошла искаженная информация о печальном состоянии российского кино, уязвленного пиратством. Владимир Путин дал зелёный свет принятию «антипиратского закона». Через две недели, 6 июня 2013 г., после президентской отмашки, законопроект был внесен в Госдуму от имени шести депутатов от разных партий. Проект лишь частично совпадал с предложением Минкульта.

14 июня закон стремительно прошел первое чтение, а 19 июня за две с половиной минуты проскочил второе и третье чтение в Госдуме.

Из принятого депутатами текста были исключены все иные объекты авторского права, кроме видео. При этом, несмотря на то, что в ст.1263 ГК РФ до этого уже было дано довольно четкое определение «аудиовизуального произведения», в законопроект попадают неизвестные российскому праву «фильмы, в том числе кинофильмы, телефильмы» (что еще раз подтверждает явный лоббизм со стороны кинобизнеса). Буквально через пару дней СФ побил рекорд Госдумы и одобрил сверхрезонансный закон за 50 секунд. 2 июля закон был подписан президентом Путиным и вступил в действие с 1 августа 2013 г.

Очевидно, депутаты пришли к выводу, что распространение действия закона на все объекты авторского права, которые в совокупности представляют весь контент, содержащийся в сети Интернет, может вызвать еще большую волну негодования от Интернет-сообщества, и пообещали вернуться к этому вопросу осенью.

Порядок ограничения доступа к материалам, распространяемым с нарушением авторских прав в соответствии с №187-ФЗ.

Критика нового закона не заставила долго ждать. Интернет-бизнес в лице РАЭК, объединяющей крупнейших игроков рынка, опубликовали свою позицию. Сетевой бизнес обращал внимание на следующие моменты прописанных положений, которые вызывали наибольшую обеспокоенность:

отсутствие механизма досудебного урегулирования спора в рамках саморегулирования отрасли (как это предусмотрено американским законом DMCA);

возможность блокировки сайта по IP адресу, что означает потенциальную возможность блокировки всего сайта (а также всех иных сайтов, находящихся на том же IP) из-за одного произведения, в отношении которого правообладатель изъявляет желание ограничить его свободное распространение;

возможность блокировки страницы (а также сайта целиком) даже за гиперссылку на нелицензионный контент (а также magnet-файлы и torrent-файлы), которая может присутствовать где угодно на сайте, в том числе и в комментариях пользователей;

внесение в ст.1253.1, ГК поправки, устанавливающей ответственность информационного посредника;

расплывчатая формулировка «информационного посредника, предоставляющего возможность размещения материала или информации», под которую может попасть любой сайт или пользователь.
4 июля 2013 г. Пиратской партией России, Ассоциацией пользователей Интернета и проектом «Роскомсвобода» была запущена петиция за отмену «антипиратского закона». Благодаря всему Интернет-сообществу, активно включившемуся в процесс голосования, в беспрецедентно короткие сроки на сайте «Российской общественной инициативы» было собрано 100 000 подписей пользователей. В данный момент инициатива ожидает рассмотрения экспертной группы при «Открытом правительстве».

Законопроект КПРФ

15 августа 2013 г. между Пиратской партией России и КПРФ был подписан меморандум о содействии фракции в рассмотрении петиции об отмене «антипиратского» закона Госдумой в связи с тем, что данный документ преодолел планку в 100 000 подписей и является общественной законодательной инициативой.

Следствием этого стало внесение в Госдуму 28 августа 2013 г. депутатами Иваном Мельниковым (зампред КПРФ, первый заместителем председателя Госдумы) и Олегом Смолиным законопроекта об отмене «антипиратского закона».

При этом в пояснительной записке указывались следующие недостатки принятого закона:

1) отсутствие четкого определения понятий. В частности, под понятия «информационный посредник» и «лица, предоставляющие возможность доступа к материалу или информации, необходимой для его получения с использованием информационно-телекоммуникационной сети» можно произвольно подвести очень широкий круг субъектов отношений в сфере использования информационно-телекоммуникационных технологий, начиная от провайдеров и создателей поисковых систем и заканчивая конечными пользователями;

2) механизм блокирования Интернет-ресурсов по сетевому адресу (IP-блокировка) допускает блокирование сайтов добропорядочных пользователей только потому, что они имеют тот же IP-адрес, что и ресурс с запрещенным контентом;

3) возможность блокирования Интернет-ресурсов в порядке применения обеспечительных мер в момент подачи заявления правообладателя в суд при отсутствии решения суда по существу дела;

4) нарушение исключительных прав, а также иных прав владельца ресурса вследствие блокирования ресурса, на котором может быть размещен контент, не нарушающий исключительных прав других лиц;

5) закон направлен не столько на борьбу с пиратством сколько на нарушение прав и законных интересов добропорядочных пользователей и добропорядочных владельцев Интернет-ресурсов. Владельцы ресурсов, специализирующихся на размещении спорного контента, найдут и будут использовать множество способов обхода блокировки;

6) закон пытается решать коммерческие проблемы обладателей исключительных прав за счет ущемления прав субъектов деятельности в сфере информационно-телекоммуникационных технологий;

7) закон дает широкие возможности для злоупотреблений и недобросовестной конкурентной борьбы. Так, любой злоумышленник может оставить комментарий со ссылкой на объект исключительных прав на любом ресурсе с целью его блокирования путем обращения правообладателя за принятием обеспечительных мер.

Критика законопроекта продолжала литься в СМИ на протяжении всего августа и сентября отовсюду — из общественных организаций, Интернет-бизнеса, от пользователей и правообладателей других видов контента. Однако стороны полярно расходились в своем видении, как должен выглядеть указанный акт. Правообладатели и их представители требовали его ужесточения, сетевые бизнесмены — смягчения, а пользователи, общественные организации и онлайн-библиотеки (в том числе, торрент-трекеры, файлообменные сервисы) – его полной отмены в принятом виде.

В одно время от разных групп депутатов и членов СФ начали появляться разные версии «антипиратского» законопроекта.

Законопроект Шлегеля, Максаковой

Депутаты «Единой России», которые фигурировали в качестве авторов скандального ФЗ №187, Роберт Шлегель и Мария Максакова после двух месяцев с момента принятия закона выполнили летнее обещание депутатов о расширении видов контента, на которые будет распространяться действие «антипиратского закона», и внесли 17 сентября 2013 г. законопроект, который изменяет ранее принятый акт и вводит новый порядок рассмотрения жалоб от правообладателей.

По словам депутатов, в поправках были учтены все не вошедшие в основной закон пожелания правообладателей, бизнеса и информационных посредников, а также общественной петиции на РОИ. Однако это не совсем так. Требования петиции были в том, чтобы отменить закон в принятом виде и после широкого общественного обсуждения принять иной итоговый акт, который также отражал бы и интересы самих пользователей.

Под действие нового алгоритма вслед за фильмами попали все объекты авторских прав, а также объекты смежных прав. При этом, руководствуясь какой-то непонятной логикой, депутаты предлагают оставить право блокировки по фильмам в Мосгорсуде, а блокировку в отношении всех иных объектов прав – в Суде по интеллектуальным правам.
Из предлагаемого проекта изменений от РАЭК и Интернет-бизнеса (хостинг-провайдеров и владельцев сайтов) в законопроект перекочевала и достаточно неплохая норма, которая предполагает, что блокировка должна осуществляться в первую очередь «по универсальному указателю страницы сайта», и только в случае ее невозможности — «посредством ограничения доступа ко всему сайту через IP-адрес».

Новым положением в законопроекте стало введение порядка досудебного урегулирования конфликта, когда правообладатели до подачи заявления в суд должны предварительно уведомлять владельца сайта или хостинг-провайдера о нарушении на сайте принадлежащих им исключительных прав (по аналогии американского закона DMCA). Если такие меры предприняты не будут, то тогда спор может быть решен в судебном порядке. При этом, в отношении самой спорной для бизнеса нормы ст.1253.1 ГК устанавливается правило, что если информационный посредник не удалил самостоятельно контент, на который указывает правообладатель, то на него самого может быть возложена ответственность по возмещению ущерба.

Законопроект Железняка и администрации Президента

Однако более либеральный законопроект депутата Шлегеля был подвергнут критике со стороны его коллеги по «Единой России», вице-спикера Госдумы Сергея Железняка, которой предлагает более жесткую форму закона. По его мнению, соответствующие поправки могли бы быть внесены в рамках предложений по внесению изменений в четвертую часть ГК.
В настоящее время работа над новым «антипиратским законопроектом» ведется за закрытыми дверями совместно с администрацией президента, которую курирует замглавы кремлевского Управления внутренней политики Радий Хабиров. После петиции на РОИ и заседания СПЧ президент Путин заявил, что готов лично вникать в детали принятого «антипиратского» закона. По поручению администрации президента сведением всех предложений занимается председатель временной комиссии СФ по развитию информационного общества сенатор Руслан Гаттаров.

Одним из положений указанного законопроекта может стать введение публичного реестра объектов авторских прав с возложением обязательства на поисковики осуществлять самостоятельный круглосуточный активный мониторинг на предмет нарушения исключительных прав третьих лиц. При этом они будут обязаны удалять нелицензионный контент из поисковой выдачи, а также ссылки на заблокированные ресурсы, и приоритетно показывать по поисковым запросам сайты, которые размещают легальный контент. Такие поправки могут перевести российский Интернет в режим «ручной премодерации», что может привести к губительным последствиям для российского сегмента Интернета.

Законопроект Говорухина, Яровой, Шайденко, Левина

Некоторые депутаты считают, что предлагаемых мер по блокировке сайтов недостаточно, и предлагают ввести административную ответственность для информационных посредников. Так, депутатами от «Единой России» и «Справедливой России» был внесен законопроект о штрафах за неисполнение «антипиратского закона». Согласно указанному проекту, инфопосредники подлежат административной ответственности на неограничение (несвоевременное ограничение) доступа к сайту с пиратским контентом. Размер штрафа предполагается установить в размере 5000 руб. для граждан; 50 000 руб. – для должностных лиц; от 300 000 руб. до 1 млн руб. – для юрлиц.

Ответственность устанавливается как для лиц, которые осуществили передачу нелегального материала, так и для лиц, которые предоставили возможность размещения материала или информации, необходимой для его получения, а также информационные посредники, которые предоставили возможность доступа к материалу.

Очевидно, указанный законопроект представляет большую опасность для отрасли и пользователей, так как понятие «информационного посредника», установленное в ФЗ №187 и ст.1253.1 ГК РФ, имеет очень размытую формулировку. Вместе с тем, вступивший в силу закон предполагает очень короткие сроки для принятия мер для блокировки и удаления нелицензионного контента, что может породить закрытие многих стартапов, массовое штрафование хостеров, провайдеров, владельцев ресурсов и пользователей, а также привести к случаям недобросовестной конкуренции.

Законопроект Ассоциации пользователей Интернета и Пиратской партии России

Вектор по реформированию механизмов защиты «авторского права», который был выбран чиновниками и депутатами в результате лоббирования интересов медиа компаний, полностью исключил из законодательного процесса интересы и мнение самих пользователей, учитывая лишь интересы медиа-бизнеса, а также хостинг-провайдеров, поисковых сервисов, провайдеров доступа (операторов связи) и владельцев сайтов.

19 сентября 2013 г. были проведены общественные слушания по петиции РОИ за отмену «антипиратского» закона. И несмотря на то, что власть не услышала послание пользователей сети и общественных организаций, министр по работе «Открытого правительства» Михаил Абызов дал обещание привлечь экспертов, представляющих интересы пользователей Интернета и так называемых «пиратов», к участию в рабочей группе экспертов по рассмотрению указанной петиции с последующим правовым заключением.

В настоящий момент совместно с юристами Высшей школы экономики и рядом других общественных организаций готовится альтернативный законопроект, который предполагает следующие принципы правового регулирования защиты авторского контента в сети Интернет:

весь интернет представляет собой объекты чьих-то авторских прав: тексты, музыка, видео, фото. И права на этот контент, несомненно, нуждаются в регулировании. Однако необходимо понимать, что есть обладатели авторских прав, которые желают, чтобы результаты их творчества и работы распространились, в том числе, и бесплатно, без всяких ограничений (также используя свободные лицензии GNU GPL, Creative Commons), что дает им возможность для получения новой пользовательской аудитории, продвижения своих творческих продуктов и, в конечном счете, монетизации. И есть правообладатели (в основном в лице корпоративных владельцев прав), которые настаивают на том, чтобы блокировать нелицензионный контент на торрент-трекерах, соцсетях и иных файлообменных сетях, что сегодня позволяется действующим законодательством об авторском праве;

уважая корпоративных владельцев прав, нужно защищать принадлежащие им исключительные права на контент классическими запретительными способами охраны. Необходимо установить регламент, по которому должен блокироваться только тот контент, информация о котором будет внесена в публичный государственный реестр объектов авторских прав, если правообладатели изъявили желание осуществлять их защиту. Это даст возможность:

владельцам сайтов избегать распространения на ресурсе контента из-за которого возможна потенциальная блокировка сайта или отдельных страниц, а также после получения письма от правообладателя сверять информацию с реестром для подтверждения прав заявителя;

пользователям и обществу знать, какой контент охраняется правообладателями, а какой распространяется бесплатно, что даст возможность выбора потребляемого контента;

снять нагрузку с судов и уполномоченных органов без лишних издержек, сверяя заявление с данными реестров, понимать: да, действительно, вот такой автор или правообладатель является обладателем авторских прав (т.к. для включения в реестр правообладатель должен предоставить уполномоченному органу все документы, подтверждающие возникновение или переход права, а также способ использования произведения на территории РФ);

решить проблему «сиротских» произведений, авторы на которые неизвестны и в отношении которых защита авторами и правообладателями не испрашивалась.

Такой реестр должен содержаться за счет госпошлин, уплачиваемых самими правообладателями, что снимет бюджетную нагрузку для защиты частных гражданско-правовых интересов правообладателей (по аналогии реестра товарных знаков и реестра на промышленную собственность). Напомню, что недавно и Роскомнадзор и Мосгорсуд просили по 100 млн руб. в год для исполнения нового «антипиратского» закона.

Сегодня надо четче подходить к охране исключительных прав в сети Интернет, так как это касается почти каждого человека, регулярно осуществляющего какую-либо деятельность в виртуальном пространстве. Необходимо разделять тот контент, который разрешается к распространению, и тот, который запрещается, и совместно искать новые подходы к защите авторских прав, вырабатывать новый общественный договор между всеми участниками процесса файлообмена: производителями контента, интернет площадками, задействованными в его распространении, и, конечно, самими пользователями. По какому пути пойдет российское законодательство в сфере регулирования гражданско-правового оборота объектов авторского права, мы сможем увидеть в самое ближайшее время.

Автор — Саркис Дарбинян, адвокат, советник РАЕН по отделению права, коллегия адвокатов «Трунов, Айвар и партнеры»
  • +1
  • 23.09.2013, 14:14
  • Администратор блогов
Обновить список комментариев

Комментарии (1)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • Просто наши власти хотят очередной раз народ обворовать и делают всё для обыдления населения. Тупыми легче управлять.

    А закон этот защищает не создателей контента, а посредников копирастов, которые получают с произведения намного больше, чем творцы. Проще говоря, паразитируют на чужом гораздо сильнее, чем те, кого они называют пиратами.

    Россия — не Европа У нас на фоне воровства представителей властей этот закон выглядит как издевательство над народом.

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.