Найти

Закон и порядок в РФ

Уголовная ответственность юрлиц: тенденции и перспективы в РФ

В июне 2013 года на Украине принят закон, которым введена уголовная ответственность юридических лиц в форме уголовно-правового воздействия. В соответствии со ст. 96.3 УК Украины основанием для применения к юрлицу мер уголовно-правового характера является совершение уполномоченным лицом от имени и в интересах юридического лица преступления, входящего в перечень уголовно наказуемых деяний.

Под уполномоченными юридического лица понимаются должностные лица, а также те, кто, согласно учредительным документам или договору, имеют право действовать от имени юрлица. Преступления признаются совершенными в интересах юрлица, если они направлены на получение неправомерной выгоды или создания условий для получения такой выгоды, а также на уклонение от предусмотренной законом ответственности.

Даже беглый взгляд на эти положения украинского закона позволяет обнаружить определенное сходство правовой конструкции ст. 96.3 УК Украины со ст. 104.2 УК РФ, предусмотренной проектом закона, подготовленного в СК РФ и опубликованного на официальном сайте ведомства для общественного обсуждения.

Примечательно, что ранее правительством Украины во исполнение Указа президента от 12.03.2013 № 128/2013 был подготовлен проект закона, предусматривающий создание в стране финансовой полиции, подчиненной непосредственному Президенту.

При анализе этого законопроекта экспертами отмечено сходство предусмотренной им модели функциональной организации финансовой полиции Украины с предложенной СК РФ компетенцией российской финансовой полиции (Подробнее — на «Право.ру»).

Таким образом, Украина стала шестым государством из числа бывших республик СССР, в котором введена такая ответственность. Ранее она была установлена в Грузии, Латвии, Литве, Молдове и Эстонии. Проект закона о введении уголовной ответственности юридических лиц, подготовленный финансовой полицией Республики Казахстан, в настоящее время рассматривается высшим законодательным органом этого государства.

Несмотря на то что некие прообразы института уголовной ответственности юридических лиц можно встретить еще в Древнем Риме в 86 году до н.э. (например, наказание, примененное Сенатом к вольному союзу, почитающему культ бога Вакха – так называемое постановление о вакханалиях), возникновение уголовной ответственности юрлиц в его современном понимании приходится на середину XIX века в странах общей системы права (Англии, США). Поскольку роль корпораций в экономике стала возрастать, стали серьезней и негативные последствия их деятельности. В частности, участились крупные техногенные катастрофы с человеческими жертвами.

В этот период происходит разработка основных доктрин вины юридического лица.

Во-первых, концепция вины субъективистского толка, при которой вина юрлица определяется виновным поведением уполномоченных членов органа его управления. В основу этой доктрины легла теория отождествления, при которой действия уполномоченного высокопоставленного должностного лица организации приравниваются к деятельности самой организации. Первым уголовным делом, рассмотрение которого основывалось на таком подходе, стало дело «Королева против компании «Великая железная дорога Севера Англии» (1846).

Во-вторых, объективистское направление понимания вины юридического лица. Оно основывается на том, что деяние организации сопоставляется с некой идеальной моделью разумного и добросовестного поведения, существенное отклонение от которого и образует вину юрлица.

Основополагающей в этой доктрине стала теория вины прошлого поведения. Она заключалась в том, что вина юрлица в совершении преступлений состоит в непринятии должных мер корпоративного контроля за деятельностью своих должностных лиц, что и влечет за собой совершение ими преступления. Отмечалось, что эта теория имеет некоторое сходство с виной физического лица, например, в случае совершения преступления в состоянии сильного алкогольного опьянения, по сути, лишающего способности отдавать отчет своим действиям и руководить ими. Виновный считается вменяемым, а его вина вытекает из предшествующего поведения, связанного с введением себя в состояние алкогольного опьянения.

В настоящее время уголовная ответственность юрлиц существует во всех странах общего (англо-американского) права, в частности, в Англии, Шотландии, Ирландии, США, Канаде, Австралии, государствах – бывших английских колониях. В странах континентального права в том или ином виде уголовная ответственность организаций введена во всех государствах Евросоюза.

Институт уголовной ответственности юридических лиц известен также правовым системам мусульманского (Албания, Иордания, Ливан, Сирия) и социалистического (Китайская Народная Республика) права.

Дискуссии о возможности введения уголовной ответственности юридических лиц в России ведутся уже более 10 лет. Все три внесенные в Госдуму в 1996 году проекта УК РФ, в том числе и подготовленный Государственно-правовым управлением Президента РФ совместно с Минюстом, содержали нормы, предусматривающие уголовную ответственность юрлиц. Однако в связи с существенными недостатками формулировок эти положения из законопроекта были исключены.

Вместо этого в России введена административная ответственность юрлиц за причастность к деянию, которое для физического лица влечет уголовную ответственность.

Однако соответствующие административно-правовые нормы имеют крайне низкий правоприменительный потенциал по следующим причинам:

1) возможность установления обстоятельств причастности юрлица к событию преступления в рамках административного производства весьма ограничена. В частности, по нему не могут быть проведены оперативно-разыскные мероприятия, без которых выявить обстоятельства правонарушения невозможно;

2) административное производство — по сравнению с уголовным — осуществляется в упрощенной процедуре во многом за счет сокращения гарантий прав на защиту. Между тем ЕСПЧ, давая правовую оценку ряду решений российских судов о привлечении организаций к административной ответственности, неоднократно указывал на то, что по жесткости примененной к организации санкции она соответствует уголовному наказанию. Однако процедура назначения этого наказания не согласуется с международными стандартам защиты прав обвиняемого в уголовном судопроизводстве (например, Решение ЕСПЧ от 20.09.2011 по делу «ЮКОС против Российской Федерации»).

Не случайно в странах Европы, где существует законодательство об административных правонарушениях (Германия, Италия), это законодательство рассматривается не как самостоятельная отрасль (как в России), а как неотъемлемая часть уголовного права. При этом процессуальная форма привлечения к ответственности за рассматриваемые деяния унифицирована, то есть предусмотрена одним уголовно-процессуальным законом. Тем самым обеспечиваются единообразные международные стандарты обеспечения прав обвиняемых в уголовном судопроизводстве.

Представляется необходимым как можно быстрее отказаться от дальнейшего совершенствования института административной ответственности юридических лиц за причастность к преступлениям и ввести полноценную уголовную ответственность их.

Это позволит решить следующие актуальные проблемы:

1. Обеспечить репатриацию нажитого на территории Российской Федерации преступного капитала, выведенного за рубеж. В настоящее же время суды зарубежных стран при рассмотрении приговоров российских судов на предмет возможности их принудительного исполнения на территории данного государства ссылаются на то, что РФ присоединилась к конвенциям, устанавливающим обязанность предусмотреть ответственность юридических лиц за причастность к преступлениям, в том числе за коррупцию и легализацию преступных доходов. Поскольку российская сторона не может представить судебное решение, устанавливающее виновность организации в этих преступлениях, а также соответствующую санкцию к ней, зарубежные суды отказывают в возврате похищенного имущества его законному владельцу либо в его изъятии в доход России, ссылаясь на международно-правовой принцип недопустимости произвольного лишения права собственности.

2. Эффективно бороться с использованием фиктивных организаций в экономической деятельности. Сделки, посредством которых легализуется нажитое преступным путем имущество, совершаются не от имени физического лица, причастного к преступлению, а от имени используемых им фиктивных организаций, которые подконтрольны ему не юридически, а фактически.

Несмотря на то что эти юридические лица были задействованы в целях совершения или сокрытия преступления, они пользуются равной гражданско-правовой защитой с организациями, обладающими надлежащими признаками юридического лица.

Российское уголовное законодательство не предусматривает возможности применения к таким компаниям каких-либо мер уголовно-правового воздействия за причастность к преступлению.

В целях устранения этого пробела предлагается предусмотреть ликвидацию фиктивной организации и применение к совершенным от ее имени сделкам последствий недействительности ничтожной сделки либо последствий сделки, противоречащей основам правопорядка и нравственности. Это позволит возвратить имущество потерпевшему уже в ходе уголовного судопроизводства и избавит его от необходимости оспаривания всех легализационных сделок в гражданском процессе.

Кроме того, предполагается создание базы данных лиц и организаций, причастных к учреждению и использованию в противоправной деятельности фиктивных организаций («фирм-однодневок») для последующего ограничения их права на создание новых юрлиц на определенный срок.

3. Усилить профилактическое воздействие на компании путем принятия ими дополнительных мер корпоративного контроля за деятельностью своих должностных лиц (комплайнс-контроля).

Признание юридического лица причастным к преступлению на основании решения суда повлечет для него правовое последствие в виде судимости на определенный срок. При этом организация, а также ее учредители будут внесены в соответствующую базу данных. Это обстоятельство может учитываться контрагентами при проверке добросовестности организации, а также при ее участии в приватизации или размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд.

4. Исключить нерациональное расходование сил и средств государства, связанных с привлечением физического лица к уголовной ответственности, а юридического – к административной за причастность к одному и тому же деянию.

На начальном этапе уголовная ответственность юрлиц может быть введена за те деяния, которые предусмотрены международными договорами РФ (финансирование терроризма и экстремизма, легализация преступных доходов, преступления против мира и безопасности человечества, экологии, незаконный оборот оружия и наркотических средств, преступления коррупционной направленности, торговля людьми, органами и тканями и организация незаконной миграции). Далее с учетом накопленного опыта возможно расширение пределов применения такой ответственности и на другие преступления.

Анализ закономерностей развития рассматриваемого института в зарубежных странах позволяет прийти к выводу, что область его применения постоянно расширяется. Если на этапе зарождения уголовная ответственность применялась лишь в исключительных случаях по узкому кругу преступных деяний (в Англии, например, за преступное бездействие и нарушение общественного порядка), то по мере развития этот вид ответственности распространялся на любые деяния, совершение которых фактически возможно корпоративным образованием в силу их природы.

Например, в 2004 году во Франции был принят закон, который исключил из УК Франции оговорку, содержавшуюся в ст. 121-2, согласно которой юридические лица могли нести уголовную ответственность лишь «в случаях, предусмотренных законом или регламентарным актом». С учетом этого юридические лица во Франции могут быть привлечены к уголовной ответственности за любое уголовное правонарушение за исключением тех, которые по своей сути не могут совершаться организациями.
Обновить список комментариев

Комментарии (1)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • Акулы остались на плаву, а пешки заключены под стражу или очередной удачный уход от закона Якутского комбинатора вместе с семьёй!
    Всем миром собираем средства на помощь пострадавшим от затопления на Дальнем Востоке, а в том-же регионе в очередной раз уходит от ответственности Якутский комбинатор со всей своей семьёй! Акулы остались на плаву, а пешки попали за решётку! К чему катимся? Сколько можно приостанавливать дела по Николаевым, сколько они безвозвратно, будут выжимать с бюджетов в свои карманы!? Мало того, ещё и руководят Республикой Саха Якутия! Если вышестоящие органы спускают всё на тормозах этой чите, то посещают мысли об более высоких чинах которые руководят Россией и закрывают глаза на деяния в подобных масштабах, только из-за того, что у России есть в этом свой интерес!? Возможно Саха Якутия это один такой немаленький оффшор, куда ежегодно перечисляются не малые суммы с федерального бюджета, на ЖД дорогу, на автомобильную трассу, на мост через р.Лена, на Федеральную программу «Переселение из аварийного жилья», какой-то процент остаётся республиканским чиновникам, а основная сумма перекочевывает тем от кого переводилась, только на другие счета? Кто-нибудь даст ответ на этот вопрос? Вот ссылка по делам МЭРа Якутска от 2007 года
    www.yakutian.org/anti_e4_obr1.htm

    Ответить

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.