Найти

Закон и порядок в РФ

Ребрендинг "Цензуры". Теперь это - фильтрация трафика в целях защиты пользователей.

Когда с 01 ноября прошлого года начал действовать федеральный закон №139-ФЗ, который получил народное название «закон о черных списках», нас уверяли, что это ни в коем случае не попытка введения цензуры в России, а всего лишь борьба с вредной информацией в злобной Интернет сфере, которая способна нанести вред здоровью и развитию детей.

Защитники закона всячески отрицали нарушение принятым законом о фильтрации одного из основных положений Конституции России и введение первых механизмов для цензуры глобальной сети. В риторике депутатов и чиновников, отстаивающих необходимость подобного закона, слово «цензура» подменялось словом «фильтрация», а действия госорганов по блокировке сайтов объяснялись назревшей необходимостью защиты наших детей от воздействия агрессивного и «плохого» контента.
Совсем недавно прошел ровно год с такого момента, как Роскомнадзор, ФСКН и Роспотребнадзор совместными действиями борются с наркотиками, детским порно и суицидами в Интернете. К сожалению на сегодня нами не получены официальные отчеты о результатах развернувшейся информационной борьбы, а потому мы не можем сделать никаких выводов о том, что подростковых самоубийств поубавилось, потребление наркотиков снижается, а детей стали меньше привлекать к съемке педофильского видео.

Очень хотелось бы в это верить, хотя нутро говорит, что это невозможно, т.к. ни один байт из блокируемой информации не исчезает из глобальной сети. Любому здравому и активному юзеру довольно очевидно, что случайно педофилия и суициды не вылезают на экран, как черт из табакерки, если только ты сам не вводишь соответствующие поисковые запросы своими же ручками. Тот же, кто специально интересуется запрещенной тематикой, без проблем может найти ее в i2p, TOR и даже в официальном Интернете в самых разных доменных зонах. А потому очевидно странной выглядит борьба с ветряными мельницами за деньги налогоплательщиков, которая ни в одной стране мира не смогла принести никаких результатов.

Зато нами на РосКомСвободе были недавно опубликованы результаты годового мониторинга реестра запрещенных сайтов. После проведения анализа всех блокировок оказалось, что благодаря работе профильных ведомств были заблокированы 1 392 сайта и 741 IP-адрес. И все бы хорошо. Хоть на немного, но глобальный Интернет стал чуточку чище для россиян и народов СНГ (за которых в силу транзитной передачи через Россию части мирового сетевого трафика уже решили российские власти). Однако, вместе с ними, под блокировку попали еще 83 215 сайтов, не имеющих никакого отношения к противоправной информации, но находившихся на тех же сетевых адресах, что и запрещенные. Подобная практика позволила сделать вывод, что 98% от общего количества блокируемых сайтов в течение года были заблокированы неправомерно.

Эффективна ли стрельба из пушек по воробьям?! За стенами государственных министерств и Госдуры очевидно считают, что артобстрел по плохим сайтам был эффективен, но для лучших результатов надо бы еще немножко расширить закон.

Еще прошлой осенью мы писали о том, что вектор государственной политики в области цензуры и контроля информации направлен на возврат к старой доброй государственной практике, определяющей путь развития человека, корзину его потребления и запрещению безнравственного и политического инакомыслия.

Кроме того, наше опасение сводилось еще к тому, что введение первого механизма, позволяющего блокировать сайты в сети, нужно не только для политической цензуры и заботы о гражданах, свойственных авторитарному режиму советской идеологии., но и для монопольных интересов медиа гигантов, существующих в рамках рыночной экономики, которая позволяет правоторговцам контент мафии запрещать нарушение исключительных прав и распространение информации, содержащей объекты авторского права. Некоторые авторы и представили медиа индустрии до сих пор наивно и весьма недальновидно считают, что запрещение любого нелицензионного распространения их контента приведет к лучшему росту его продажи. Но подобный вывод не соответствует ни последним зарубежным исследованиям по файлообмену и некоммерческому пиратству, ни статистике медиа продаж контента за последние пару лет, ни фантастическому успеху некоторых авторов, авторских групп и артистов, чьи произведения свободно распространялись среди миллионов пользователей сети. Я очевидный сторонник того, что пользователи пиратят не потому что, не хотят платить, а потому, что получают удобный способ доставки контента. Единственным правильным решением является создание удобных бесплатных и платных сервисов, которые удовлетворяют хотелкам народа и дают ему этот контент легально.

Даже если цели политических лидеров и правоохранителей разнятся с целями индустрии копирайта, тем не менее все заинтересованные группы продвигают одни и те же новые инструменты в общество, которые, по их словам, облегчат взаимоотношения между участниками в сети, а на самом деле, направлены на то чтобы получить контроль над коммуникациями.

Однако я и полагать не мог, что введение полных цензурных механизмов осуществиться так скоро. Очевидно, список оснований и практика по блокировке сайтов растет. Если сначала это были три основания (экстремизм, наркотики, суициды, педофилия), тотеперь этих оснований стало как минимум пять. Добавились информация о детях пострадавших от преступления и информация, нарушающая авторские права (в т.ч. ссылки). Это послужило причиной того, что ст.15 ФЗ «Об информации» сначала дополнилась ст.15.1, определяющей нравственную цензуру и ст.15.2, определяющей копирайтную цензуру.

Но на этом изменения еще не закончились. Лишив Рунет девственности с 01 ноября 2012 г. первым законом о блокировке (139-ФЗ), желающих поиметь всю систему перемещения сетевого трафика стало хоть отбавляй. Новые предложения по блокировкам начали сыпаться в Думу с разных профильных и непрофильных ведомств, лоббистов а также политических формирований всех мастей.

Тут и законопроект депутата Шлегеля, предлагающий копирайтную цензуру распространить не только на фильмы, но и на любые иные объекты авторских прав (т.е. на весь контент в Интернете!!!), и на подходе законопроект Железняка, с какими-то более радикальными предложениями.

И вот понемногу дело дошло и до политической цензуры. 8 ноября депутатами Единой России и СР вносится законопроект об уголовной ответственности (лишение свободы до 6 лет) за распространение информации ставящей под сомнение территориальную целостность России и другие публичные действия в сети, направленные на сепаратизм, и в тот же день в Государственную думу от депутата Лугового от ЛДПР поступил еще один законопроект, предполагающий расширение оснований для внесудебной блокировки и дополнения закона об информации статьей 15.3. Указанным законопроектом предлагается расширение прав прокуроров, принимающих решение о блокировке сайта за призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, разжиганию межнациональной или межконфессиональной розни, участию в террористической деятельности, участию в публичных массовых мероприятиях. И посмотрите, как изящно ГАРАНТ озаглавил релиз новости «Разработан механизм защиты пользователей от противоправной информации». Вот очередное доказательство того, что это не цензура, а нас защищают.

При этом, сам Роскомнадзор, являющейся профильным ведомством в области соблюдения законодательства о распространении информации, как видно, уже потерял контроль над возложенными на него функциями по блокировке сайтов. Произвол надзорных органов приобрел массовый характер. Решения некоторых судов не заносились в реестр, т.к. оснований для их блокировки ст.15 закона об информации не содержит. Провайдеры блокировали доступ, а пользователи и владельцы сайтов не могли понять, что же происходит на самом деле. Тем временем, ФСКН заявили, что имеют собственный алгоритм блокировки запрещенной информации, направляя регистраторам предписания о снятии доменов с делегирования, и не прибегая к выполнению новых законных процедур.

Не хочется быть параноиком, но новые и новые основания и способы блокировки сайтов со всех сторон напоминают события 1920 г. Тогда разрозненные органы цензуры все же были централизованы. Но эта история ведь не про нас. У нас то цензуры нет, и мы защищены от ее присутствия самым гуманным и справедливым Основным законом Российской Федерации. Однако, теперь осталось понять, кто же в ближайшее время станет выполнять роль «Главлита» новой России и соберет указанные нити воедино, чтобы централизовано фильтровать трафик каждого из нас и блокировать сайты с вредной, безнравственной и противоправной информацией для того, чтобы защитить нас и наших детей?

По крайней мере, в области охраны авторских прав Минэкономразвития 14 ноября внесло в правительство проект указа президента о создании Федеральной службы по интеллектуальным правам, которая очевидно будет заниматься в том числе и вопросами по поводу защиты авторских прав и блокировок сайтов в сети Интернет, нарушающих исключительные права третьих лиц. На должность уже претендует Главный омбудсмен прав авторов всея Руси Никита Одинпроцент.
Обновить список комментариев

Комментарии (0)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.