Все об авторском праве
  • Дата создания
    20 августа 2010

Анжелика Решетникова →  Пятница, 13-ое, стала роковой для лейбла «Black Star»

Адвокат, партнёр АБ «Бишенов и Партнеры», руководитель практики «Защита интеллектуальной собственности» Анжелика Решетникова 13 декабря одержала победу в громком деле по иску сургутского фотографа Михаила Батенёва, который подал в Басманный районный суд города Москвы иск к известному лейблу о защите авторских прав на своё произведение.

Басманный районный суд обязал удалить «Black Star», незаконно использованный снимок Батенева из всего контента, размещенного в сети. Это означает, что, так как фотографию демонстрировали в клипе, то его придется переснимать и удалять со всех интернет-ресурсов. Кроме того, суд взыскал компенсацию в районе 100 тысяч рублей.

Напомним, предметом спора стала фотография сделанная Михаилом в 2012 году, которую исполнитель Pabl.A использовал как обложку для своего сингла FaceTime без каких-либо прав на фотоработу, по сути украл, о чем в своем решении сказал суд. Все права на сингл FaceTime принадлежат музыкальному лейблу «Black Star».

Анжелика Решетникова →  Творец или инструмент в руках автора?

Кому принадлежат авторские права на произведения, созданные с помощью искусственного интеллекта.

Новый клип для проекта солиста «Rammsteine Lindemann» на трек «Ich Weiß Es Nicht» («Я этого не знаю») был создан с помощью искусственного интеллекта (далее – ИИ) – одна нейросеть проанализировала тысячи изображений, а вторая, с ней взаимодействующая, объединила их в общую концепцию. В дальнейшем специалисты при монтаже дополнили получившийся ролик изображениями музыкантов, стилизовав их под клип, созданный ИИ.

Студентам Массачусетского технологического института технологий удалось сгенерировать с помощью ИИ новый рецепт пиццы. Компьютер проанализировал десятки сотен рецептов итальянского блюда и собрал воедино те, которые, «на его взгляд», лучше сочетаются друг с другом.

Но и это еще не все творения, созданные с помощью искусственного разума в 2019 г. В сентябре на фестивале Ars Electronica в Австрии оркестр исполнил симфонию № 10 Густава Малера полностью, несмотря на то что композитор перед смертью в 1911 г. не успел ее завершить. Специальная нейросеть проанализировала первые шесть минут произведения и дописала продолжение.

Компьютеры давно перестали быть просто инструментом для создания тех или иных работ, как ноты или ручка. В своем труде о картине в стиле Рембранта, написанной ИИ, исследователь Йельского университета Шломит Янски-Рэвид привел 10 критериев, доказывающих творческое начало искусственного разума, – креативность, автономность и независимость, непредсказуемость, новизна результата и другие. Таким образом, в данном случае речь идет о машинном обучении, когда компьютер сам выбирает, какую информацию использовать для создания произведения. Например, для музыкального жанра роботу предложат «поучиться» у известных композиторов, чтобы затем обработать массив данных и предоставить сгенерированный результат.

Нет ничего удивительного в том, что сегодня во всем мире остро стоит проблема, кому принадлежит авторское право на произведения, созданные с помощью машин: владельцу робота, создателю программного обеспечения или самому устройству? Стоит отметить, что охраняется авторским правом и программа ЭВМ как отдельный его объект.

Рассмотрим, как вопросы об авторстве произведений, созданных с помощью искусственного интеллекта, регулируются мировым правом.

Закон Великобритании о копирайте устанавливает, что авторство за произведенное компьютерными программами (или же с их помощью) признается за человеком, предпринявшим необходимые меры (усилия) для создания работы. Компьютер (робот) – не более, чем инструмент для автора, сродни ручке, кисти или пишущей машинке, поскольку он не имеет своей воли, отличной от воли обладателя. При этом в деле «Nova Productions Ltd v Mazooma Games Ltd» Высокий суд Великобритании принял решение, что элементы игры, созданные программой, принадлежат ее разработчику.

На основании этого прецедента можно предположить, что с появлением роботов, способных к самообучению, законодателю придется разделить ситуации, когда авторство принадлежит разработчику программного обеспечения, а когда – владельцу ИИ.

Комитет по правовым вопросам Европарламента демонстрирует схожий с Великобританией подход и утверждает, что наличие права на произведение или работы может касаться только человека.

Несколько иной подход наблюдается в Австралии. В Акте о копирайте этой страны авторство, хотя и признается за человеком, что исключает созданные ИИ произведения из поля правовой защиты, однако в постановлении по делу «Acohs Pty Ltd v Ucorp Pty Ltd» Федеральный суд полного состава Австралии указал, что созданный программой код HTML не имеет автора, в связи с чем копирайт на него не распространяется. Подобное решение было вынесено по делу «Telstra Corporation Limited v Phone Directories Company Pty Ltd», где папки, созданные компьютером, были расценены как не имеющие автора.

Правовая система США не предусматривает случаев распространения авторского права на произведения, созданные не человеком. Ярким примером является дело «Naruto v Slater», рассмотренное Окружным судом Калифорнии. Как указывалось в материалах дела, обезьяна взяла камеру фотографа и сделала фото. Вопрос был в том, кому в данном случае принадлежит авторское право на снимки? Суд отметил, что для защиты авторского права объект должен быть создан человеком.

В России, как и в США, пока нет законов, в полной мере регулирующих вопросы авторских прав, связанных с ИИ. Тем не менее в России уже несколько лет активно обсуждается законодательство в области робототехники и ИИ. Так, в 2018 г. рабочая группа «Нормативное регулирование» национальной программы «Цифровая экономика» получила результаты исследования законодательства в сфере киберфизических систем (современный транспорт, «умные» города, «интернет вещей» и другие).

Авторы исследования пришли к выводу, что в ближайшие несколько лет в России назреет необходимость создания государственной должности для координирования дел, связанных с робототехникой и ИИ, – в частности, решением вопросов интеллектуального права. Такой специалист, полагают авторы исследования, должен быть наделен полномочиями на уровне вице-премьера или советника президента. Также в документе содержится рекомендация создать Федеральное агентство робототехники и искусственного интеллекта.

Действительно, сегодня в законодательстве можно констатировать вакуум, который без своевременного его заполнения будет усугублять ситуацию с авторским правом. Отсутствие судебной практики рассмотрения дел, связанных с ИИ, обусловлено, в частности, антропоцентрическим подходом, устаревающим в современном мире.

Многие юристы и ученые сходятся во мнении, что ИИ и робототехника могут выступать субъектами авторского права. Об этом, например, говорится в ст. 29 проекта Модельной международной конвенции о робототехнике и искусственном интеллекте, разработанного Исследовательским центром проблем регулирования робототехники и искусственного интеллекта. В резолюции Европарламента от 16 февраля 2017 г. 2015/2013 (INL) также отмечено, что развитие технологий требует гораздо более серьезного, нежели существующий, подхода.

Тем не менее полагаю, что, пока законодательством не урегулировано иное, ИИ – это просто инструмент в руках творца. Авторское право принадлежит правообладателю искусственного интеллекта (робота), в противном случае актуальным становится вопрос о том, как искусственный разум будет распоряжаться правами в отношении созданных им объектов. В реальности, пока произведение не нарушает права третьих лиц, у автора судебных проблем возникать не должно.

Публикация с сайта: www.advgazeta.ru/mneniya/tvorets-ili-instrument-v-rukakh-avtora/

Анжелика Решетникова →  На рассмотрение руководства Комитета по безопасности предпринимательской деятельности ТПП РФ внесена инициатива «О дополнении Гражданского кодекса Российской Федерации статьей 1483.1»

На рассмотрение руководства Комитета по безопасности предпринимательской деятельности ТПП РФ со стороны руководителя Рабочей группы по корпоративной разведке, комплаенс-контролю и финансовым расследованиям Комитета Алима Бишенова внесена инициатива «О дополнении Гражданского кодекса Российской Федерации статьей 1483.1».Автор инициативы — заместитель руководителя Рабочей Группы Анжелика Решетникова, отвечающая за вопросы защиты интеллектуальной собственности. В статье 1483 ГК РФ перечислены основания для отказа в государственной регистрации товарного знака, одним из которых является сходство до степени смешения и однородности товаров и услуг, однако такое определение в Кодексе отсутствует, собирательные понятия есть в подзаконных нормативных актах, что приводит к многочисленным судебным процессам.

Ярким примером необходимости уточнения стал судебный процесс старейшей фармкомпании России АО «Полисорб» против БАД «Альфасорб» и «Новосорб», в котором интересы АО «Полисорб» представляет Анжелика Решетникова. Препараты имеют схожие название, упаковку и назначения, из-за чего потребители их не различают. Однако между ними есть принципиальная разница. «Полисорб» это лекарственный препарат, одобренный МИНЗДРАВОМ РОССИИ, который подходит для грудничков и беременных женщин, в то время, как «Новосорб» и «Альфасорб» это БАД, зарегистрированный в Белоруссии, показан к применению лишь после 14 лет. Таким образом, путаница между двумя препаратами не только нарушает права владельцев торговой марки «Полисорб», но и может оказать негативное воздействие на здоровье покупателя.

Принятие законопроекта позволит избежать паразитирования на имидже более известных и зарекомендовавших себя марок.

Анжелика Решетникова →  "Black Star" украли фотографию?

Фотограф Михаил Батенев подал в Басманный районный суд города Москвы иск к лейблу “Black Star” о защите авторских прав на свое произведение. Предметом спора стала фотография, которую исполнитель Pabl.A использовал как обложку для своего сингла без каких-либо прав на фотоработу.
Читать дальше

Саркис Дарбинян →  Копирайт. Итоги 2014. Мировые и российские тренды.


Сегодня, в 2015-ую годовщину рождения Иисуса из Назарета, хотелось бы вспомнить «чудо пяти хлебов и двух рыбок», описанное в Евагнелии от Иоанна. Согласно приданию, взяв хлеб и рыбу, воззрев на небо, Иисус вознес благодарность, затем преломил хлеб и дал пищу ученикам, а те дали ее людям. Так, по-сути, Иисус Христос нарушил исключительное право Создателя на объекты материального мира, накормив голодную толпу размноженной едой. Очевидно, в 21 веке, Интернет и p2p-технологии могут исполнить когда-то сотворенное Спасителем чудо, утолив информационный голод миллионов людей по всей планете, стремящихся к достижениям науки и культуры по средствам своих компьютеров и смартфонов. Вот только несмотря на ту потрясающую силу, которая есть в технологии глобальной сети, существует множество желающих вздернуть Интернет на Голгофе, ради спасения той монопольной власти над произведениями, когда то дарованной Бернской конвенцией в виде исключительного права распоряжаться авторским контентом.

В начале 2014 года мы заявили, что настало время менять копирайт. Пожалуй, с этим согласен весь мир, пытающийся так или иначе изменить отстающее от общественных отношений законодательство об авторском праве. Тем не менее, к концу 2014 года законы регулирующие “копирайт”, остаются такими же несовершенным, как это было и в 2013 г. В течение всего года многие страны пытались залатать дыры своих копирайт-законов для того, чтобы на заре расцвета цифровой эпохи хоть как-то решить собственные проблемы, вызванные отставанием норм права от динамично развивающихся онлайн-сервисов и технологий файлообмена. У всех это получалось по разному. В настоящем обзоре представлены основные законы, законопроекты и судебные прецеденты из разных стран мира, которые позволяют нам понять, в каком направлении будут двигаться медиа-лоббисты, законодатели и суды при решении непростых вопросов, связанных с потреблением, распространением, переработкой авторских произведений в глобальной сети Интернет.
Читать дальше

Саркис Дарбинян →  Пряник для народа. Правовой фундамент для свободной науки и культуры


Не секрет, что главным в управлении является принцип чередования кнута и пряника, который был впервые озвучен в средние века Николло Макиавелли (с необходимостью уклона в сторону кнута) и подробно изложен американским социальным психологом Дугласом Мак-Грегором в “теории X и теории Y” в 60-х годах 20 века. Пожалуй, кнутов, бьющих по правам пользователей российского Интернета и владельцев сайтов в зоне Рунета, за последнее время было уже не мало, чего не скажешь о пряниках. Одним из таких пряников, направленных на современное правовое регулирование оборота контента в сети в эпоху моментального распространения информации, стал закон о свободных лицензиях, положения о которых в новой редакции Гражданского кодекса вступают в силу с 01 октября 2014 г.
Читать дальше

Саркис Дарбинян →  Советское культурное и научное наследие освобождается от оков копирайта. Расширение режима «общественного достояния»


И снова об авторском праве. Но уже с позитивом. После целой серии законодательных кнутов (законов, регулирующих гражданско-правовой оборот контента в сети, антипиратского закона, а также предложений на высшем уровне о его расширении и ужесточении) в Госдуме появился первый пряник для народа. Речь идет о законе, освобождающем все советское культурное и научное наследие из под оков копирайта.

Таким образом, нами реализована еще одна декларируемая цель проекта «Время менять копирайт». Законопроект внесен фракцией КПРФ, депутатами Государственной Думы О.Н.Смолиным, Г.А.Зюгановым, И.И.Мельниковым, А.А.Кравецом, Д.Г.Новиковым, С.Н.Решульским, В.В.Бортко и стал результатом деятельности рабочей группы “Пиратской партии России” и компартии, созданной для изменения законов об авторском праве.
Читать дальше

Саркис Дарбинян →  Очередная версия "антипиратского" законопроекта или как депутат Железняк внес закон против Интернета.


На этой неделе в Государственной думе произошло очередное событие, имеющие важное значение для дальнейшего регулирования авторского права в цифровую эпоху.

Митинги, петиции, возражения специалистов целой отрасли, возмущения пользователей. Все это нисколько не трогает Железного человека депутата Железняка. Ничем не сломить лоббистскую волю, которая вносит один за одним законопроекты, расширяющие действие скандального антипиратского закона, позволяющего блокировать сайты в связи с нарушением авторских прав на произведения. Если ранее сайты можно было блокировать только в связи с нарушением прав на видеопродукцию, то представленный Законопроект №458668-6 позволяет блокировать ресурсы за нарушение авторских прав на любые творческие произведения (литература, музыка, фото, ПО, элементы дизайна и др.), а также смежных прав.
Читать дальше

Саркис Дарбинян →  “Копирастный рэкет” (или о том, как работает РАПО и другие “антипиратские” организации).

В связи с последними трендами внутренней государственной политики по борьбе с пиратством “антипиратская деятельность” стала довольно популярной разновидностью правозащитной работы. Положения законов об авторском праве позволяют преследовать довольно широкое количество людей и организаций, предъявляя им требования, связанные с нарушением авторских прав. Найти факты нарушения исключительных прав не так уж сложно, ведь все распространяется в сети в различных формах, а контролировать хаотичное копирование сегодня уже никому не под силу.

“Антипиратство” стало довольно прибыльной деятельностью в современных условиях. Во-первых, некоммерческие организации, имеющие соответствующий профиль, а также различные юридические/адвокатские образования имеют возможность получать оплату от самих правообладателей за выполняемые ими работы по мониторингу пиратства конкретных каталогов произведений и правовому обеспечению работы, в т.ч. за направление претензий (которые в сети называют абузами, от англ “abuse” — злоупотребление, нарушение), исков и пр.

Во-вторых, антипиратские представители правообладателей зачастую требуют от нарушителя выплаты компенсации за нарушение исключительных прав во внесудебном порядке. В противном случае, нарушитель предупреждается о том, что в отношении него будет направлено заявление о возбуждении уголовного дела по ст.146 УК РФ, предусматривающей до 6 лет лишения свободы, а также будет предъявлен иск, в котором сумма компенсации будет гораздо больше (закон позволяет взыскивать до 5 000 000 рублей за каждый случай нарушения).

В результате, несмотря на благие цели, заявляемые антипиратскими организациями и разного рода борцами за чистоту копирайта, зачастую борьба с пиратством превращается в узаконенный рэкет (я называю его “копирастным рэкетом”).
Читать дальше

Саркис Дарбинян →  Как Мосфильм доит советских коров копирайта

На прошлой неделе СМИ активно обсуждали новость о претензиях Мосфильма к крупному российскому файлообменнику rutor.org по поводу нарушения исключительных авторских прав на торрент-трекере в отношении советской киноклассики. В данном посте я постарался показать, почему же так важно внести изменения в законодательство об авторском праве, чтобы освободить советское творческое наследие из под копирайта, дабы оно могло перейти в режим общественного достояния.

По мне, произошедший случай — это вполне ожидаемый результат «антипиратского закона». Когда нам чесали весной и летом, что закон нужен для того, чтобы бороться с дорелизными пиратскими копиями блокбастеров, которые мешают получать доходы в кинотеатра, было очевидно, что это полная брехня, и либо авторы закона не отдают себе отчет, к чему это может привести, либо это результат откровенного корпоративного лобби, либо это вполне закономерный курс по закручиванию гаек режима. И конечно, когда такой механизм принят, любой экономический субъект будет стремиться защищать принадлежащие ему имущественные права всеми предоставляемыми Законом способами, а некоторые даже не побрезгуют заниматься копирастным рэкетом, дабы набить кошельки от высылаемых абьюзов владельцам сайта под угрозой заблокировать ресурс. И такие примеры уже не раз попадались в моей практике, когда за убогий творческий контент, который в принципе не может иметь хоть какой-то весомой культурной и экономической ценности, адвокаты авторов вот таким новаторским легальным рэкетом зарабатывают себе бабло. Конечно, после принятия абсурдного закона, будет и абсурдная практика.
Читать дальше