Странно, но Legal Writing (или юридическое письмо) на сайте право.ру до сих пор не обсуждалось. Темой юридической техники я интересуюсь давно, материалов в силу своего занудства и педантичности накопил много. При этом, несмотря на кажущуюся интересность темы, в России ей мало кто серьезно занимается. Этот блог я завел для того, чтобы делиться чужими ошибками и обсуждать их — разумеется, во имя общего блага.

Еще одно небольшое отступление: чтобы себя мотивировать заранее, я поставлю перед собой задачу писать еженедельно. Надеюсь, что все получится!
  • Дата создания
    30 апреля 2013

Алим Бишенов →  В ФПА обсудят создание в России института адвокатов-дознавателей

Инициатива известного московского адвоката Алима Бишенова по созданию в России института адвокатов-дознавателей станет центральным вопросом повестки заседания в Федеральной палате адвокатов 18 июня.

Тема выступления — «Бизнес-разведка, комплаенс и форензик на вооружении адвокатуры как инструменты обеспечения безопасности предпринимательской деятельности и улучшения инвестиционного климата в Российской Федерации».

Напомним, что Алим Бишенов, управляющий партнёр адвокатского бюро «Бишенов и Партнёры», член экспертного совета комитета Торгово-промышленной палаты России, руководитель рабочей группы по корпоративной разведке, комплаенс-контролю и финансовым расследованиям указанного комитета, ещё 3 июня вынес указанную инициативу на рассмотрение комитета ТПП РФ по безопасности предпринимательской деятельности. Предложение Бишенова на заседании под руководством депутата Государственной Думы Анатолия Выборного получило широкий общественный резонанс. Руководство Комитета ТПП РФ по безопасности предпринимательской деятельности, представители других комитетов и подразделений предложение оценили как разумное и намерены его поддержать. В ближайшее время текст законопроекта будет внесён на рассмотрение руководству Торгово-промышленной палаты.

Алим Бишенов подчёркивает, что современный российский бизнес страдает от корпоративного мошенничества и коррупции, а также других инцидентов дискриминации экономических интересов собственника.

«Есть проблемы. Посмотрите – отток прямых иностранных инвестиций из страны – 6,5 млрд долларов. Посмотрите – уровень доверия населения к власти и конкретно правоохранительной системе тотально низок. Испытывая проблемы, бизнес не хочет идти в правоохранительные органы, так как не уверен в том, что не наживет себе таким образом еще больше проблем. Сегодня бороться с корпоративным мошенничеством и коррупцией, защищая тем самым бизнес и его собственника, должны правоохранительные органы. Чем это оборачивается для российского бизнеса на практике? В лучшем случае – волокитой, миллионными убытками и прочими атрибутами «мнимой эффективности», в худшем – полным уничтожением конкретно взятого бизнеса. Обратимся за конкретным примером, проанализировав страховую отрасль – господа, покупая страховой полис ОСАГО, например, в структуре его стоимости мы с Вами платим за убытки, причиненные страховой отрасли как бизнесу государственной системой, призванной бороться со страховым мошенничеством и не делающей это эффективно на сегодняшний день. И так практически везде, если поступательно проанализировать отрасли. Ответив таким образом на вопрос «зачем?», следом на повестку дня резонно встают вопросы «кто?» и «как?» И вот здесь опять проблема, которую надо серьезно прорабатывать, чтобы система была сбалансированной и содержала четкую систему сдержек – противовесов при максимальной ее эффективности.

Бизнес, испытывая указанные проблемы, ассоциирует их эффективное разрешение с юристами. При этом бизнес идет конкретно к адвокатам, так как адвокат – это лицензированный юрист, сдавший экзамен, деятельность которого подчинена вполне понятным нормам специального закона и Кодексу адвокатской этики. Поэтому бизнес приходит к адвокату за защитой своих нарушенных прав и законных интересов, и тут – опять проблемы, их множество. Например, адвокаты не являются субъектами оперативно-розыскной деятельности и ограничены в инструментах поиска и сбора необходимой для расследования информации. Адвокаты могут получить данные, направляя запросы, но зачастую получатели относятся к ним, мягко говоря, несерьёзно. В своей практике я часто сталкиваюсь с тем, что в ответ на мои запросы приходят ничего не значащие отписки. Они не дают возможности быстро (подчеркиваю) и эффективно вести работу по защите законных прав и интересов доверителя. Пока мы ждем ответа на запрос – у нашего доверителя крадут деньги, выводят активы, рушат его бизнес. Ещё один метод сбора информации, который тоже не очень эффективен – это опрос причастных к инциденту лиц, который адвокату можно проводить только с согласия опрашиваемого. Мне говорят – «в силах адвоката — нанять частного детектива». Только вот опять проблема в том, что и он обладает недостаточными средствами для сбора данных, что можно легко проверить, обратившись за мнением к уважаемым представителям этой профессионального сообщества».

Алим Бишенов предложил создать в системе адвокатуры, которая сегодня является корпорацией адвокатов-защитников, институт адвокатов-дознавателей, призванных эффективно работать в части адвокатских расследований инцидентов дискриминации экономических интересов бизнеса и его собственника, ежедневно помогая бизнесу идентифицировать, пресекать, раскрывать и расследовать корпоративное мошенничество, коррупцию, нарушения этики, отмывание преступных денег и имущества и т.д. Инициатор предложения не предлагает сделать адвокатов частью правоохранительной системы или людьми, которые не подчинены адвокатской традиции, этике и требованиям специального закона в данной части. Наоборот – предложение направлено на то, чтобы помочь бизнесу «внутри себя» эффективно бороться со злоупотреблениями и угрозами со стороны своих же сотрудников, третьих лиц, контрагентов, действующих недобросовестно. При этом подчеркивается тот факт, что крайне важно сделать так, чтобы в профессиональную корпорацию не просачивались люди, руководствующиеся недобросовестными мотивами.

Ожидается, что тема вызовет оживлённую дискуссию на заседании научно-консультативного совета Федеральной палаты адвокатов, поскольку для большинства российских правозащитников инициатива кажется непонятной хотя бы потому, что в наименовании есть два, казалось бы, взаимоисключающих термина: «адвокат» и «дознаватель». Тем не менее, по мнению автора инициативы, институт адвокатов-дознавателей позволит сделать бизнес в России безопасным, а значит операционно-эффективным и инвестиционно-привлекательным, что незамедлительно скажется на состоянии российской экономики.

Начало совещания в 16 ч. по адресу:
г. Москва, ул. Сивцев Вражек, 43, 6 этаж.

Просьба зарегистрироваться на мероприятие, прислав данные (ФИО, должность, название СМИ) на e-mail: k.fedorova@pr-practice.ru не позднее 13:00 ч. 17 июня.

Вадим Горжанкин →  Судебный PR (litigation PR): теневая сторона PR-сопровождения судебного процесса

Российская практика судебного PR (от англ. Litigation PR) отличается от зарубежной прежде всего отношением к негласным договорённостям и процессам. Этот элемент российской корпоративной культуры связан с традиционным доминированием кулуарности в принятии всех управленческих решений. Как только в корпоративном мире западных компаний возникает конфликт с судебной перспективой, их руководство немедленно готовится к публичной битве, собирая мозговой штурм с участием юристов и специалистов по судебному PR.
Читать дальше

Национальная Юридическая Сеть →  Специальная оценка условий труда: что нужно знать

Специальную оценку условий труда (СОУТ) должны проводить все работодатели.
Такое правило установлено Федеральным законом от 28.12.13 №426-ФЗ «О специальной оценке условий труда».
Непроведение СОУТ грозит предпринимателям серьезными штрафами, а в некоторых случаях и приостановкой деятельности фирмы. Обо всех изменениях, нюансах и правилах подробно в статье.
Читать дальше

Анна Штырлина →  Чем может помочь Судебный PR (Legal PR) в конфликте, споре и во время кризиса

Правовой (судебный, конфликтный, антикризисный) PR (litigation public relations) — сравнительно новый термин в пиар технологиях, обозначающий управление процессами коммуникаций в течение всего правового спора, конфликта, с целью воздействия на получаемый результат или ограждения от негативного воздействия репутации клиента и его бизнеса.

К данной технологии прибегают в случае, когда необходимо усилить защиту прав и репутации клиента на протяжении всего процесса внесудебных/судебных тяжб.
Правовой PR запускается как в период внесудебного урегулирования спора, когда привлекают медиатора к объективности и прозрачности процесса; так и в фазу, когда спор перетек в судебную плоскость.

ИЗ КАКИХ ЭТАПОВ СОСТОИТ ПРОЦЕДУРА СУДЕБНОГО PR
I ЭТАП. ДИАГНОСТИКА
Читать дальше

Национальная Юридическая Сеть →  Закон о самозанятых: как адаптироваться к изменениям

С 1 января 2019 года вступил в силу так называемый «Закон о самозанятых». Новые правила работы «на дому» стоит знать не только самим самозанятым, но и юридическим лицам. Ведь при неправильной организации взаимодействия с фрилансерами ФНС оштрафует и Компанию.
Читать дальше

Роман Янковский →  4. Десять важных мелочей. Часть 2

Давно не писал в блог. Обещаю исправиться и догнать график на этой неделе. А пока – вторые пять мелочей.

6. Интервал
Интервал – это расстояние между строками текста. Интервал измеряется в пунктах, как и текст, либо в процентах от высоты строк. Например, если между двумя строками высотой по 14 пунктов пустое пространство высотой в 21 пункт, значит, интервал «полуторный», или 150%.

Чтобы текст было комфортно читать, интервал должен быть около 120-140% от высоты строки.
Вы, возможно, подумали, что на этом пункт про интервал закончен. Однако немаловажен и вопрос, как его правильно настроить. Кнопка «Интервал» в Microsoft Word позволяет, казалось бы, выбрать из всех необходимых вариантов; однако эта программа использует странную математику, и «одинарный» интервал у нее равен примерно 117%, «полуторный» — 175, а «двойной» — 233.

Существует лишь два способа задать верный интервал в дьявольской программе. Во-первых, можно установить его точно (например, для текста 12 кеглем полуторный интервал будет равен, очевидно, 18). Однако при увеличении текста интервал придется переустанавливать. Во-вторых, можно использовать пункт «множитель» и там задать относительный размер интервала – от 1,03 (120%) до 1,20 (140%). Видимо, для этого авторы интерфейса новых версий программы предусмотрели в ней интервал «1,15».

Читать дальше

Роман Янковский →  3. Десять важных мелочей. Часть 1

Детали в legal writing имеют особенно большое значение: именно они формируют первое впечатление о документе у читателя. Обычно по паре мелочей мемо или договора видно, делала ли его юридическая фирма, молодой юрист-фрилансер или пожилой специалист с академическим бэкграундом. Так как вставать мне через 4 часа, то я отобрал десять небольших разноплановых нюансов, которые больше некуда поместить. С вашего позволения, общие вопросы вроде ошибок языка или структуры документа мы рассмотрим позже.

1. Двойные пробелы

Один из первых постулатов, которые вам внушат в западной юридической фирме, будет абсолютный отказ от двух пробелов подряд. Почему так категорично и почему именно двойные пробелы? Однако совсем недавно, в эру печатных машинок (они сформировали множество вредных привычек помимо этой) между предложениями было принято ставить именно два пробела, чтобы визуально разделять предложения друг от друга. В те времена это имело смысл; но Microsoft Word и прочие редакторы давно делают это автоматически (а также, кстати, регулируют пробелы между отдельными буквами для лучшего вида текста, хотя вы этого и не замечаете).

Упертость адвокатов, консультантов и судей «старой школы» породила в США настоящую дискуссию, что лучше — два пробела или один, и настолько серьезную, насколько это возможно для такого занудного предмета. Типограф Мэтью Баттерик в книге «типографика для юристов» тратит целых три страницы на развенчание этого мифа, и, судя по его интонации, не уверен в окончательной победе над читателем.

В России, к счастью, эта традиция не прижилась, и поэтому двойные пробелы встречаются в документах довольно редко и скорее как следствие опечаток. Чтобы гарантированно от них избавиться, с помощью функции «заменить» несколько раз «замените» два пробела на один.

На всякий случай напомню, что непечатаемые символы ( в том числе пробелы) можно отобразить в Word, нажав Ctrl+Shift+8.

Читать дальше

Роман Янковский →  2. О выделениях

Вначале немного истории. Курсив, как можно при большом желании догадаться из его английского названия (Italic) был создан в средневековой Италии как отельный шрифт в подражание писцам папской канцелярии. Уже в XVI веке его стали использовать для выделения отдельных слов в тексте. Жирный шрифт был создан в Англии специально для афиш и плакатов и стал применяться наряду с курсивом лишь в середине XIX века.

Однако и жирный шрифт, и курсив использовались лишь в типографиях. В печатной машинке нельзя было использовать альтернативные символы, и текст выделяли р а з р я д к о й или подчеркиванием. Лишь в 90-е курсив и жирное начертание стали достоянием каждого, наряду с шрифтом Times New Roman. Но такое изобилие породило другую проблему.

Некоторые юристы чувствуют себя неуверенно, когда видят простой текст. Они хотят подчеркнуть важность каждого слова. Читателя, очевидно, они считают полным идиотом, не способным самостоятельно разобраться в дебрях документа без дополнительной помощи. В наиболее запущенных случаях текст выделяется целыми абзацами, выделяется уже выделенный текст, некоторые не брезгуют выделять даже текст в сносках и слова в заголовках. Текст в буквальном смысле слова превращается в одно сплошное выделение. У читающего такой текст создается впечатление, что он видит перед собой спам, а не документ.
Читать дальше

Роман Янковский →  1. Нумерация списков

Цифра «1» стоит в заголовке неспроста: этим постом я хочу открыть еженедельную рубрику рассуждений о Legal Writing на pravo.ru. Чтобы себя мотивировать заранее, я поставлю перед собой задачу писать еженедельно. Надеюсь, что все получится!

Нумерация для юриста — его насущный хлеб. Я преклоняюсь перед людьми, освоившими стили нумерованных списков в Word. Я ненавижу, когда приходится редактировать договор, в котором не настроена автоматическая нумерация. Какие знания о нумерованных списках позволят вам взойти на Олимп?

В разных странах есть свои традиции по нумерации. В англоязычных текстах иерархия номеров по традиции выглядит следующим образом: римские цифры (I, II, III), далее заглавные буквы (A, B, C), далее арабские цифры (1, 2, 3); строчные буквы (a, b, c) и строчные римские цифры, или так называемые романетты (i, ii, iii). В России традиционно не используют романетты (многие их видят впервые, когда приходят в консалтинговые фирмы), однако есть свой нюанс: только в России есть нумерация «цифра/буква со скобкой». Для примера — посмотрите нумерацию пунктов в доброй половине законов. УК и ГК тут, как всегда, используют диаметрально разный подход: в УК буквы, в ГК цифры.

Корчое говоря, способов много, и каждый из них по-своему плох. Объясню, почему.
Читать дальше