В блоге обсуждаются правовые аспекты деятельности в информационной среде.
  • Дата создания
    28 июня 2012

ООО ЮК «Юридиция» →  Карантин эпохи онлайн: люди и право

Итак, в Москву пришёл карантин в версии всеобщей самоизоляции. Эффектно и резко, как Маяковское «Нате!».

Вечером 29 марта РИА «Новости» обнародовало известие, что режим самоизоляции вводится для всех жителей города с 30 марта. Новость накрыла москвичей, подкованных гаджетами, буквально штормовым предупреждением, и опомниться не дали. Правда, нормативный документ, которому и исключительно которому верит юрист, обнародовали лишь несколько часов спустя. Дальновидная «Редакция News» накануне стала московской Вангой, заявив, что чем активнее власти отрицают карантин, тем более вероятно, что он будет введён очень скоро. Правда, и до Пивоварова многие думающие люди предвидели сплошную самоизоляцию. Видимо, именно они задолго до решения мэра Собянина обеспечили в столичных супермаркетах беспрецедентный спрос на гигиенические и крупяные изделия.

Справедливости ради надо сказать, что набережные московских водоёмов буквально в прошлую субботу были полны людей и шашлыка. Автор не стала нарушать конституционное право граждан на неприкосновенность частной жизни, но, по крайней мере, в определённых локациях СЗАО было, что́ запечатлеть на смартфон. Возможно, именно эта шашлычная ситуация и жажда людей коллективно «надышаться перед смертью», плотно прижавшись друг к другу телами и к бутылочным горлышкам губами, обусловили искромётное и жёсткое решение столичного главы.

Нет, ну правда, когда Рим поёт на балконах, а Париж не гуляет по собственным Champs-Élysées, так наглеть нельзя. Даже по-русски.

«Тюрьма на воле?» или право на право

В подоспевшем ближе к полуночи 29 марта Указе мэра Москвы № 34-УМ представлена новая редакция акта от 5 марта 2020 года № 12-УМ. Название документа осталось прежним «О введении режима повышенной готовности», но содержание преобразилось. Главной новеллой, конечно, стало предписание пункта 9.3. гражданам не покидать места проживания (пребывания), за исключением случаев обращения за экстренной (неотложной) медицинской помощью и случаев иной прямой угрозы жизни и здоровью, случаев следования к месту (от места) осуществления деятельности (в том числе работы), которая не приостановлена в соответствии с настоящим указом, осуществления деятельности, связанной с передвижением по территории города Москвы, в случае если такое передвижение непосредственно связано с осуществлением деятельности, которая не приостановлена в соответствии с настоящим указом (в том числе оказанием транспортных услуг и услуг доставки), а также следования к ближайшему месту приобретения товаров, работ, услуг, реализация которых не ограничена в соответствии с настоящим указом, выгула домашних животных на расстоянии, не превышающем 100 метров от места проживания (пребывания), выноса отходов до ближайшего места накопления отходов.Иными словами, если вам медпомощь не нужна и жизни вашей ничто не угрожает, то выходить из дома нельзя, но можно: чтобы собачку выгулять (не дальше ста метров от дома), хлеба купить в ближайшем магазине или, если не повезло (или наоборот, повезло), на работу сходить. Это всё. А вообще места проживания (пребывания) покидать не велено.

Как сообщает сайт столичного мэра, в ближайшие дни — после проведения технических и организационных мероприятий — выходить можно будет при наличии специального пропуска, выданного в порядке, установленном Правительством Москвы. А в течение ближайшей недели будет развёрнута умная система контроля соблюдения домашнего режима и установленных правил перемещения граждан.

И здесь, конечно, правоведы задумываются о конституционных правах граждан, вернее, о том, не нарушаются ли они введением такого рода запретов актами должностных лиц субъектов федерации. Ведь помимо упомянутого выше права на неприкосновенность частной жизни, указом затронуты право на свободу (статья 22 Конституции), свобода передвижения (статья 27 Конституции), наконец, пресловутое право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование (статья 31). Можно ли ограничивать эти права и не ограничил ли их акт мэра?

Безусловно, это не абсолютные права, как право на жизнь, и они могут быть ограничены, тем более в ситуации, с которой столкнулся весь мир. Да, это совершенно необходимо для преодоления коронавирусной угрозы. Единственное, полагается соблюсти конституционное правило, согласно которому права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным законом и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты, в частности, здоровья других лиц (часть 3 статьи 55 Конституции). Второй вариант предлагает статья 56 Основного закона — отдельные ограничения прав и свобод в условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя. Но, во-первых, так можно только в соответствии с федеральным конституционным законом, а во-вторых, в нём нужно будет указать пределы и срок действия таких ограничений.

Ни федерального обычного, ни тем более федерального конституционного закона на эту тему обнаружить не удалось. Правда, на прошлой неделе Государственная Дума рассматривала разные другие законы «околовирусного» плана. Например, 24 марта в Думу был внесён законопроект «О внесении изменений в статью 236 Уголовного кодекса Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», направленный на усиление ответственности за нарушение санитарно-эпидемиологических правил. Самая серьёзная санкция — лишение свободы на срок до 7 лет — полагается за случаи, когда нарушение санитарно-эпидемиологических правил повлекло по неосторожности смерть двух и более лиц.

Ещё одна законодательная инициатива — проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций» — находится на рассмотрении нижней палаты Федерального Собрания. Среди прочего предлагается наделить Правительство правом вводить режимы повышенной готовности или чрезвычайной ситуации на всей территории Российской Федерации либо на ее части, а также правом на установление обязательных для исполнения правил поведения при введении режимов повышенной готовности или чрезвычайной ситуации.

По состоянию на сегодня, 30 марта 2020 года, чрезвычайная ситуация не объявлена, а режим повышенной готовности введён актом столичного главы. И, да, Конституция, к слову, продолжает действовать, пока в не изменённой редакции.

«Сеть ю вери мач»

Простому российскому гражданину не до тонкостей законодательства. Сказано пребывать в домах и квартирах — будет стараться исполнять. А иные не будут. Русский человек вообще по натуре не слишком законопослушен.

Возникает экзистенциальный вопрос: чем наполнить дни самоизоляции, когда за окном весна, но трогать руками её запрещается? К сожалению, книги, спорт и творчество — удел меньшинства, а основная часть самоизолированных москвичей будут предоставлены телевизору, социальным сетям и, увы, русской водке.

Спасибо глобальной сети! Можно посещать вебинары, гулять по городам и весям онлайн, виртуально бывать в музеях и храмах, просвещаться и обогащаться. Какие только ресурсы не предлагаются нам! Вот хотя бы.

Однако же дело не только в том, что благодаря Интернету у человека остаётся связь с миром. Есть в этом «великом карантине» что-то большее, философское, объединяющее: ты изолирован, но не ты один и потому ты не один.

Какими мы будем после самоизоляции? Выйдем на экономическое пепелище бездеятельными и обрюзгшими, отдохнувшими и посвежевшими или?.. Здесь история может пойти по двум вариантам: либо русский человек окунётся в праздность и деградацию, и после самоизоляции сгруппируется новое, худшее общество, либо, оказавшись один на один с собой и в условиях большой внешней угрозы, каждый в какой-то степени переосмыслит ценность жизни, важность социально ответственного поведения, задумается, возможно, и о своей гражданской позиции, приобретёт навык соблюдения закона, уважения Закона.

Пожалуй, так и созидается гражданское общество: не юридической нормой, а через самоанализ, персональную ответственность и последующее пассионарное вхождение индивидуума в социум. Хочется надеяться, что после долгой самоизоляции мы все окажемся обновлёнными, очищенными от ментальной шелухи и наполненными конструктивными идеями и, когда снова встретимся офлайн, сумеем напитать друг друга.

Именно такое общество и законы хорошие может создавать, и экономику восстановить, и правовое государство построить. И любой вирус ему нипочём, даже коронованный.

Виктория Бурла

для компании «Юридиция»

30 марта 2020 года

Интернет-правосудие →  ​Как составить «правильный» протокол осмотра доказательств в сети Интернет

Источник:Сайт Вебджастис
Процессуальное законодательство придало доказательствам, полученным при помощи нотариуса, особую, повышенную юридическую силу. Соответствующие нормы закрепили безусловное правило об отсутствии необходимости доказывания обстоятельств, установленных нотариусом.

И конечно наиболее востребованным нотариальным действием для судебной защиты на сегодняшний день является обеспечение доказательств, в особенности доказательств, размещенных в Интернет.

В то же время со стороны Федеральной нотариальной палаты до настоящего времени отсутствуют какие-либо методические рекомендации по порядку составления нотариального протокола осмотра доказательств в сети Интернет.

Такое положение вещей, порой приводит к тому, что отдельные нотариусы составляют протокол осмотра сайта на одном листе, на наш взгляд, ошибочно упрощая данную процедуру.
Читать дальше

Екатерина Поддубная →  Правовые аспекты борьбы с «фишингом»

Под фишингом понимаются противоправные действия, направленные на неправомерный доступ к охраняемой законами информации, то есть получению паролей, номеров кредитных карт, банковских счетов и другой конфиденциальной информации интернет-пользователей. Для этого компьютерными злоумышленниками создается поддельный интернет-сайт, который по своему оформлению идентичен легальному сайту кредитной или иной организации, участвующей в электронной коммерции. Попадая на фишинговый сайт, интернет-пользователь не замечает подмены и пользуется своими идентификационными данными, которые автоматически передаются мошенникам.
Читать дальше