Дмитрий Литвинский (Адвокат, Париж) →  Газпромбанк во Франции: все в полном экзекватуре



30 января 2013 г. Кассационный суд Франции вынес решение (Cour de cassation (1?re Chambre civile), 30 janvier 2013, Soci?t? Gazprombank c. Monsieur Maurice X.), которое имеет все основания для того, чтобы на долгие годы вперед рассматриваться в качестве эмблемы истинного отношения во Франции к решениям российских судов. Прежде всего, потому, что использованные судом общие формулировки дословно воспроизводят оформленный им же в 2007 г. подход к иностранным судебным решениям, и, тем самым, позволяют предполагать намерение придать своему постановлению характер не рядового, но принципиального. Во-вторых, вынесено оно в пользу крупнейшей российской компании, принадлежащей к структурам, нередко ассоциирующимся в западном общественном мнении с самой Россией, причем не обязательно в позитивном контексте. В-третьих, играет свою роль и серьезность взыскиваемой суммы, которая с учетом процентов и издержек превысит 10 миллионов евро.

На выходе — буквальное наложение на франко-российские отношения сложившейся французской правовой нормы без какого-либо при этом требования взаимности от России, также как и четкий отказ поддержать огульные обвинения в политической ангажированности российского правосудия. Все это выбивает почву из-под ног у возможных обвинений в пристрастном отношении Франции к российскому бизнесу, хотя бы и в ущерб своим собственным гражданам.
Читать дальше

Сергей Халатов →  АСГМ лишает третейские суды компетенции?

Определением АСГМ по одному нашумевшему делу отменено решение МКАС при ТТП. Из судебного акта видно, что имелось три основания для отмены. О первом предлагаю не говорить, поскольку если имелось подобное нарушение, то нужно молча встать и снять шляпы. Второе сформулируем так: «Спор, связанный с переходом права собственности на акции, относится к исключительной подведомственности арбитражных судов». Следует добавить, что исключения из этого правила в отношении наследственных и семейных дел установлены законом. Частным случаем второго основания, вероятно, следует считать следующий тезис (цитирую): «Выводы относительно принадлежности акций, учитываемых в особом порядке, могут быть сделаны только государственным арбитражным судом.» Предлагаю оставить на совести автора «особый порядок учета акций» (особый по отношению к чему?). Третье основание — решение противоречит императивной норме ГК => нарушается принцип законности => противоречит публичному порядку. Это основание заслуживает самостоятельного обсуждения, но напрямую не относится к вопросу компетенции третейских судов.
Итак, если указанное определение останется без изменения, то третейские суды при фондовых биржах, саморегулируемых организациях профессиональных участников фондового рынка и т.п. остаются без весьма существенной части подведомственных им дел — всё, относящееся к обороту акций изымается из их компетенции.
Является ли это следствием правильного или неправильного толкования ст. 33 АПК? Как бы Вы решили дело, если бы были судьей ФАСМО?
Насладиться текстом определения можно здесь
Читать дальше