Интересно и понятно о юриспруденции, налоговом, корпоративном, международном, интеллектуальном и земельном правах. Обо всём, что заинтересует читателя, как юриста и как обычного человека.
  • Дата создания
    16 декабря 2010

Андрей Андреев →  Законодательные изменения 2021 года.

Итак, 2021 год наступил и вместе с ним в силу вступили новые изменения в законодательстве. Я хотел бы остановиться в нововведениях, затрагивающих сферу бизнеса, и поговорить о трёх из них, наиболее интересных, на мой взгляд.
Читать дальше

Августинович Пётр →  Жилье для сироты: из Иркутской области в Красноярск

При переезде из одного региона в другой право на жилье сохраняется, но требуется определенная «бумажная» работа, как в нашей истории.
Читать дальше

Андрей Андреев →  Нацплан по спасению экономики. Что ждёт социальную сферу и малый бизнес?

3 октября Кабинет министров одобрил национальный план восстановления экономики. Он состоит из нескольких пунктов, посвящённых увеличению доходов населения и росту экономики через различные инструменты.
Читать дальше

Андрей Андреев →  Рост банкротств после пандемии


На днях «Федресурс» опубликовал статистику, согласно которой рост числа банкротств увеличился в 2,2 раза по сравнению с предыдущим годом. Эти данные отражают личные банкротства граждан и индивидуальных предпринимателей, информации о банкротстве юридических лиц пока нет. Тем не менее, стоит ожидать, что в сфере банкротств компаний, ситуация будет аналогичная.

Напомню, что одной из первых мер помощи бизнесу было введение Премьер-министром Михаилом Мишустиным мораторий на банкротство. Согласно которому

• приостанавливается исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям, иных документов, взыскание по которым производится в бесспорном порядке;
• не начисляются неустойки (штрафы, пени) и иные финансовые санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств и обязательных платежей, за исключением текущих платежей;
• мораторий на удовлетворение требований кредиторов распространяется также на требования кредиторов о возмещении убытков, связанных с отказом внешнего управляющего от исполнения договоров должника

Но мера – палка на двух концах. Во-первых, мораторий распространяется только на организации и ИП, включённые в перечень наиболее пострадавших отраслей экономики и организации, включенные в перечень системообразующих и стратегических. Во-вторых, он защищает компании от исков со стороны кредиторов, но, при этом, не отменяет самостоятельных банкротств.

Ранее мною уже было отмечено, что все государственные меры поддержки бизнеса – и мораторий, и три пакета мер, и льготные кредиты, не смогут сдержать рост самостоятельных банкротств предприятий. Многие сферы бизнеса уже в первый месяц карантина показывали убытки в 70-90%, надеяться на возвращение спроса и оставлять компанию открытой для многих просто не рентабельно, проще закрыться.

По моему мнению, пик банкротств придётся на июль-август, а уже в октябре истекает срок действия моратория. Если его не продлят, то заявления будут подавать уже кредиторы. Период второй половины лета – осени будет ознаменован высокой нагрузкой на судебные органы, череда банкротств будет осуществляться шквалом.

Примечателен и тот факт, что мораторий заставит кредиторов по-новому подходить к заключению договоров. За 2,5 месяца, кредиторы понесли убытки не меньше, чем должники. В будущем их требования в договорах будут только ужесточаться, как и требования к заёмщику. Они будут всячески искать лазейки, чтобы обезопасить себя.

Андрей Андреев →  Отложенные обязательства предприятий.



Несмотря на то, что ограничения постепенно снимаются, большинству предприятий всё ещё сложно вернуться к привычному режиму работы и полноценно осуществлять свою деятельность, в том числе и выполнять взятые на себя обязательства, как перед контрагентами, так и перед клиентами.

В первую очередь это касается тех регионов, где действует режим повышенной готовности. Так например, указом Президента нерабочие дни закончены, однако соблюдается ряд других ограничений, в связи с чем требования конфликтуют друг с другом, создавая препятствия для возобновлении деятельности. Как пример в магазинах и других местах скопления людей, необходимо нанести специальную разметку, а также не допускать нахождения большого количества посетителей внутри помещения и на прилегающей территории. Но, если это возможно реализовать на небольших площадях, то соблюсти требования глав регионов в торговых центрах или частных дошкольных учреждениях не получится.

Окончательное решение о том, является ли пандемия форс-мажорной ситуацией, и действительно ли ущерб компании был нанесён в результате данных обстоятельств, будет решать суд. Как сложится судебная практика на международном уровне покажет время. На территории Российской Федерации режим ЧС введён не был, поэтому справки вряд ли смогут защитить предпринимателей от санкций. Для тех предприятий, которые не получали никаких документов от Торгово-промышленной палаты, все обязательства остаются в силе. А их отсрочка или приостановка исполнения регулируются в рамках договоров между контрагентами.

Это справедливо и для контрагентов ставших заложниками ситуации, когда в зависимости от региона действует разная степень ограничений. Тогда спасет только диалог. Судебные иски сегодня могут потопить контрагента. Безусловно, нужно договариваться и искать компромиссы.

Если нашей стране удастся избежать второй волны вируса, и уже с июня основная масса компаний начнёт работу, то в течение примерно 3 месяцев, отечественный бизнес в большинстве своём сможет восстановиться. Если же всё же мы столкнёмся с новой волной заболеваемости, то возвращения к привычному режиму стоит ждать ближе к 2021 году.

Если говорить о неисполнении обязательств перед потребителями, то нужно глубже погружаться в конкретную ситуацию. Например, если продавец/исполнитель взял с человека деньги и не планирует исполнять обязательства, то нужно писать жалобу в роспотребнадзор, подавать иски в суд. Кроме того, важно внимательно читать договор оферты, в котором наверняка прописаны условия предоставления товаров или услуг в условиях непреодолимой силы.

Андрей Андреев →  Суд по Skype – апокалипсис или спасение?

Жизнь в новых реалиях удивляет всё больше. Верховный Суд рекомендовал проводить судебные заседания онлайн, стороны должны подать электронное заявление с документами, удостоверяющими личность и подтверждающими полномочия.
Читать дальше

ООО ЮК «Юридиция» →  Верховный суд разъяснил, является ли COVID-19 форс-мажором, и другие вопросы применения актуального законодательства

21 апреля Верховный суд РФ дал очень важные разъяснения по целому ряду вопросов, связанных с применением действующего законодательства. В последние два месяца принято значительное число законодательных изменений, направленных на противодействие распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19). В этой связи многие правоприменители столкнулись с необходимостью перестраивать привычную практику с учётом новелл.
У судов, в частности, не было единого понимания эпидемиологической ситуации с точки зрения её юридически значимых последствий. Предпринимательское сообщество также недоумевало, можно ли считать COVID-19 форс-мажором, ведь несмотря на то, что подобные обстоятельства прямо не называются законом непреодолимой силой, на практике новая коронавирусная инфекция стала реальным препятствием при реализации целого ряда финансовых и социальных обязательств.
Итак, в этом материале мы изучаем Обзор Верховного суда по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19).

Все вопросы в Обзоре структурированы по тематическим блокам. Первым делом ВС РФ прояснил некоторые аспекты применения процессуального законодательства.
Относительно возможности отложения, приостановления и продления срока рассмотрения судебного разбирательства в условиях COVID-19 высшая судебная инстанция пояснила, что поскольку принятые законодательные изменения не позволяют гражданам свободно перемещаться и находиться в общественных местах и государственных структурах, это положение может служить основанием для отложения судебного разбирательства в силу статьи 169 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, статьи 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статьи 152 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, а также части 1 статьи 253 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.
Суды, в том числе арбитражный суд, вправе также приостановить производство по делу, если лица, участвующие в деле (в уголовном процессе — обвиняемый и подсудимый), лишены возможности присутствовать в судебном заседании. Продлевать срок рассмотрения дела в нынешних условиях также допускается, но только решением председателя суда или его заместителя.
При этом Верховный суд отметил, что вопрос об отложении, приостановлении производства или о продлении процессуальных сроков суды будут решать самостоятельно в зависимости от конкретного дела. Стандартными критериями здесь будут возможность рассмотрения дела без участвующих лиц, а также безотлагательность рассмотрения.
По поводу объявленных Президентом нерабочих дней и их влияния на течение процессуальных сроков Верховный суд разъяснил, что этот период подлежит включению в процессуальные сроки, а перенос дня окончания процессуальных сроков на следующий за этими днями рабочий день не допускается. Дело в том, что указы Президента об объявлении в Российской Федерации нерабочих дней не распространяются на федеральные органы государственной власти, поэтому природа этих нерабочих дней не совсем классическая и последствия особенные.
Кроме того, если гражданин вследствие режима самоизоляции пропустил процессуальные сроки, это будет считаться пропуском по уважительной причине, и сроки будут подлежать восстановлению в соответствии с процессуальным законодательством.

Относительно порядка применения гражданского законодательства Верховный суд также дал ряд разъяснений. Это самый крупный блок Обзора. Пожалуй, сравниться с ним по объёму может только заключительный блок по вопросам применения законодательства об административных правонарушениях.
Много вопросов по поводу течения сроков. Например, какие последствия, если последний день срока исполнения обязательства или срока исковой давности приходится на день, объявленный Главой государства нерабочим. Здесь Верховный суд подтвердил высказанную выше позицию о природе «коронавирусных выходных». Они не могут считаться нерабочими днями в смысле, придаваемом этому понятию ГК РФ и трудовым правом. Это вынужденная мера, направленная на защиту здоровья населения и не носящая повсеместный характер. Поэтому каждый случай следует рассматривать индивидуально, в зависимости от региона и наличия реальной возможности исполнения обязательств. Иначе возможны злоупотребления этой причиной.
Важно, что при этом ВС РФ подчеркнул, что если в условиях распространения новой коронавирусной инфекции будут установлены обстоятельства непреодолимой силы по правилам пункта 3 статьи 401 ГК РФ, то необходимо учитывать, что наступление таких обстоятельств само по себе не прекращает обязательство должника, если исполнение остается возможным после того, как они отпали. Должник не несёт ответственности за просрочку исполнения обязательства, возникшую вследствие наступления обстоятельств непреодолимой силы, а кредитор не лишён права отказаться от договора, если вследствие просрочки, возникшей в связи с наступлением обстоятельств непреодолимой силы, он утратил интерес в исполнении. При этом должник не отвечает перед кредитором за убытки, причинённые просрочкой исполнения обязательств вследствие наступления обстоятельств непреодолимой силы.
То есть здесь Верховный суд дал, пожалуй, самое долгожданное разъяснение: является ли коронавирус форс-мажором, непреодолимой силой? ВС РФ довольно аккуратно пояснил, что критерии, при которых то или иное обстоятельство может быть признано обстоятельством непреодолимой силы, закреплены в статье 401 ГК РФ, а также напомнил о постановлении Пленума от 24 марта 2016 года № 7, в котором дано толкование обстоятельств непреодолимой силы.
Суд подтвердил требование ГК о чрезвычайном и непредотвратимом характере таких обстоятельств, заметив, что признание распространения новой коронавирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы не может быть универсальным для всех категорий должников, независимо от типа их деятельности, условий её осуществления, в том числе региона, в котором действует организация, в силу чего существование обстоятельств непреодолимой силы должно быть установлено с учётом обстоятельств конкретного дела.
Возможно, предприниматели ждали более однозначного ответа, но Верховный суд фактически сказал так: «Автоматически, только по факту, коронавирусная ситуация не будет являться форс-мажором. Но в каждом конкретном деле разберутся суды». В общем, надежда есть.
Судам предстоит также самостоятельно и индивидуально решать вопросы восстановления и приостановления сроков исковой давности, руководствуясь Гражданским кодексом и собственным убеждением.

По поводу применения законодательства о банкротстве Верховный суд высказался, в частности, о введённом моратории на банкротство. Если лицо-должник включено в перечень лиц, на которых распространяется мораторий, заявления кредитора о признании должника банкротом будет возвращаться арбитражным судом в силу прямого требования закона. При этом в условиях введённого моратория исполнительные производства могут приостанавливаться, и сохранение арестов допускается, именно поэтому суды могут продолжать выдавать исполнительные листы.

Отдельный блок Обзора — вопросы применения уголовного законодательства. Здесь Верховный суд однозначно подтвердил, что обстоятельства распространения новой коронавирусной инфекции относятся к обстоятельствам, представляющим угрозу жизни и безопасности граждан в смысле примечаний к статье 207.1 Уголовного кодекса Российской Федерации и к статье 13.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
А вот любопытный вопрос, каковы критерии разграничения административной и уголовной ответственности за распространение недостоверных сведений о COVID-19? Высший судебный орган отметил важность двух факторов: публичное распространение и заведомая ложность информации, связанной с новой коронавирусной инфекцией. И, конечно, общественная опасность деяния. В этом случае оно будет квалифицировано как преступление.
При этом ВС РФ отметил, что лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности за распространение заведомо ложной информации, указанной в диспозициях статьи 207.1 или статьи 207.2 УК РФ, если деяние совершено до вступления в силу Федерального закона от 1 апреля 2020 года № 100-ФЗ, то есть до 1 апреля 2020 года.
И это совершенно справедливо, именно так работает принцип недопустимости обратной силы закона, ухудшающего положение человека.

Наконец, заключительная подборка вопросов о применении законодательства об административных правонарушениях.
Здесь в числе прочего Верховный суд разъяснил, что административные правонарушения, ответственность за которые установлена частью 1 статьи 20.6.1 КоАП РФ, являются длящимися, поэтому срок давности привлечения к административной ответственности за совершение таких правонарушений составляет 3 месяца и исчисляется с момента их обнаружения. Местом совершения административных правонарушений данной категории является место их выявления.
Относительно лиц, которые подлежат административной ответственности по части 2 статьи 6.3 КоАП РФ в связи с угрозой распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19) ВС РФ пояснил, что это лица с подозрением на наличие заразной формы инфекционного заболевания, лица, прибывшие на территорию Российской Федерации, в том числе, из государства, эпидемически неблагополучного по коронавирусной инфекции, лица, находящиеся или находившиеся в контакте с источником заболевания, в контакте с лицами с подозрением на наличие заразной формы инфекционного заболевания, лица, уклоняющиеся от лечения опасного инфекционного заболевания, нарушающие санитарно-противоэпидемический режим, а также не выполнившие в установленный срок законное предписание (постановление) или требование органа (должностного лица), осуществляющего федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор.
Протоколы по таким делам вправе составлять должностные лица органов внутренних дел (полиции) и органов, осуществляющих федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор.

Вот такой детальный Обзор сделал Верховный суд России. В этом материале мы остановились на самых острых и важных моментах, поэтому очень рекомендуем самостоятельно ознакомиться с полным текстом Обзора.
Берегите себя и своих близких и соблюдайте закон.

Виктория Бурла
для компании «Юридиция»

22 апреля 2020 года

ООО ЮК «Юридиция» →  Массовость юридических адресов как фактор риска

Словосочетание «юридический адрес» прочно закрепилось в лексиконе корпоративных юристов и представителей бизнес-сообщества. Нужно сразу оговориться, что эта категория нерегламентированная. Гражданское законодательство оперирует понятиями «место нахождения» и «адрес» юридического лица. Статья 54 Гражданского кодекса РФ содержит требование, что в едином государственном реестре юридических лиц должен быть указан адрес в пределах места нахождения юридического лица.
Казалось бы, ясное и вполне выполнимое требование. Но на практике всё не так просто. Попробуем разобраться, как на самом деле обстоят дела с «юридическими адресами», какое значение адрес имеет для жизни, деятельности и репутации организации, для её отношений с партнёрами, клиентами и государственными структурами.

«Мой адрес не дом и не улица»

Начнём с начала.
Без адреса вы не сможете даже зарегистрировать юридическое лицо, не говоря уже о праве осуществлять предпринимательскую деятельность и вести переписку с контрагентами. Не «на деревню дедушке» ведь будут вам писать. Хотя сегодня с развитием интернет-технологий и в условиях сплошной самоизоляции это представляется решаемой проблемой. И всё же физический адрес имеет юридическое значение ещё и для официальных государственных структур, например, налоговых органов.
Существует универсальное требование к адресу: он должен относиться к нежилому помещению, например, это может быть офис. Тем не менее, и домашний адрес, допустим, адрес руководителя или учредителя, тоже может быть использован в качестве юридического. Но, во-первых, жилое помещение (квартира) должно находится в собственности руководителя (учредителя) компании, во-вторых, у него должна быть там регистрация (прописка) и, в-третьих, все остальные сособственники (если таковые имеются) должны выразить согласие на использование квартиры в качестве места нахождения юридического лица.
Ещё в отношении квартиры важно отметить, что прописанный в ней руководитель (учредитель) должен владеть долей в размере более чем 50% уставного капитала общества. И, как показывает практика, использование домашнего адреса по закону возможно только при внесении изменений в реестр, то есть при смене адреса. Дело в том, что единственная норма, которая применима к этой ситуации, содержится в абзаце третьем пункта 6 статьи 17 Федерального закона от 8 августа 2001 года № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», согласно которому документы, подтверждающие использование адреса единоличного исполнительного органа (то есть руководителя) или учредителя, владеющего более 50% уставного капитала, предоставляются в регистрирующий орган при внесении изменений в сведения об адресе компании.

С домашним адресом всё ясно. Вернёмся к фактору достоверности юридических адресов.
Юридический адрес должен быть актуальным. Например, если вы при регистрации юридического лица указали некорректный адрес, это чревато административной ответственностью. В Кодексе РФ об административных правонарушениях есть соответствующая статья 14.25 «Нарушение законодательства о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», по ней можно поплатиться суммой до 10 тысяч рублей, а при повторном нарушении — дисквалификацией до трёх лет. Удовольствие сомнительное.
Тем не менее, сегодня довольно распространён феномен массовости юридического адреса. Имя этому явлению дала Федеральная налоговая служба. Массовость адресов считается признаком неблагонадёжности организации, но, с другой стороны, организации сами порой могут стать жертвами того, что адрес, по которому они вполне легально и реально располагаются, уже зарегистрирован за другой организацией. Так что в проверке адреса на массовость заинтересованы не только чиновники, но и сами предприниматели.
На своём сайте ФНС предлагает сервисы «Адреса, указанные при государственной регистрации в качестве места нахождения несколькими юридическими лицами» и «Прозрачный бизнес». Здесь можно проверить, не «прописаны» ли по вашему адресу другие бизнесмены.

Массовость адресов как фактор риска

Заинтересованность государства в недопущении массовых адресов обусловлена борьбой с теневым рынком. Ведь чаще всего регистрация по массовому адресу характеризует фирмы-однодневки, фирмы-прокладки и прочие фирмы лёгкого поведения.
Ещё в 2016 году ФНС издала Приказ с длинным названием «Об утверждении оснований, условий и способов проведения указанных в пункте 4.2 статьи 9 Федерального Закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» мероприятий, порядка использования результатов этих мероприятий, формы письменного возражения относительно предстоящей государственной регистрации изменений устава юридического лица или предстоящего внесения сведений в Единый государственный реестр юридических лиц, формы заявления физического лица о недостоверности сведений о нём в Едином государственном реестре юридических лиц».
В этом документе предусмотрено, в частности, что регистрация пяти организаций по одному адресу, является основанием для проведения мероприятий по проверке достоверности сведений, включаемых в ЕГРЮЛ. Это и есть то, что в обиходе называется «массовый адрес». К слову, в каждом регионе России свой критерий массового адреса: пять организаций — это минимум, где-то допускается до десяти, поскольку у территориальных управлений ФНС есть полномочия по выработке критериев адреса массовой регистрации.
При этом заподозрить адрес в массовости можно по двум признакам:
1. По одному адресу зарегистрировано множество лиц. При этом «множество», как мы сказали, может подразумевать разное количество — в зависимости от субъекта РФ.
2. С юридическим лицом, зарегистрированным по определённому адресу, нет связи. То есть пишут-пишут, а письма не доходят, возвращаются с пометами «за истечением срока хранения» или даже «организация выбыла».

Итак, массовые адреса — это неудобно и плохо, потому что чревато финансовыми и репутационными потерями.
Два года назад Верховный суд в Определении № 306-КГ17-21112 отмечал, что место нахождения юридического лица имеет существенное значение, поскольку оно фактически определяет место исполнения обязательств, место уплаты налогов, подсудность споров, а также возможность осуществления надлежащего налогового контроля. Поэтому если при регистрации в качестве юрлица, заявитель подаёт документы с указанием недостоверного адреса, это приравнивается к непредставлению документа. И, как мы писали выше, наступает административная ответственность по статье 14.25 КоАП.
Но последствия не ограничиваются только административной ответственностью. Хуже, что сделки с контрагентами, зарегистрированными по массовому адресу, могут быть расценены как попытка получения необоснованной налоговой выгоды. То есть, проще говоря, вы заключаете договор с некой «сказочной» фирмой из Зазеркалья, чтобы просто не платить налоги, замести следы. А вот это уже серьёзно. Здесь не только последствия в виде репутации недобросовестного партнёра — вполне реальны санкции вплоть до уголовной ответственности.

Но, допустим, случилось и случилось. Ваш адрес юридически нечист и вы хотели бы его сменить от греха подальше. Это регламентированная процедура: нужно собрать пакет документов, уплатить пошлину — в целом, всё понятно. Но тут существует один любопытный нюанс. В пределах своей инспекции ФНС не всегда удаётся сменить юридический адрес. Действительно, как отмечают практикующие юристы, по крайней мере, в Москве существует ряд инспекций, которые в своей вотчине менять адрес не позволят, если это приведёт к смене ИФНС. Да и та инспекция, под «юрисдикцию» которой вы стремитесь, например, на территории которой расположен ваш реальный офис, может отказаться принять вас под свой покров. Это сложно объяснить с точки зрения права, напрашивается слово «волюнтаризм».
Но такое положение вещей далеко не всегда факт, и, возможно, ваша компания в подобную историю не попадёт. А сменить адрес, если вы оказались постояльцем массового адреса, можно, как мы писали выше — переехать под крышу учредителя или руководителя фирмы, владеющего более чем 50% уставного капитала общества.

В любом случае, если выясняется, что вы располагаетесь по «нехорошему адресу», по которому зарегистрировано ещё с десяток фирм, действовать необходимо. Если ничего не предпринимать в надежде, что пронесёт, начнутся проблемы с обслуживающими банками, контрагентами, налоговыми органами и, в конце концов, вас смогут исключить из ЕГРЮЛ. А это — сами понимаете…
Поэтому стоит проверить свой адрес на массовость на сайте ФНС уже сегодня, а если потребуется его сменить и внести соответствующие изменения в государственный реестр, всегда можно обратиться за квалифицированной юридической помощью.
Так гораздо меньше рисков.

Виктория Бурла
для компании «Юридиция»

21 апреля 2020 года

Дмитрий Иващенко →  Непреодолимый короновирус

Короновирус настиг всех. Нет, я не о симптомах болезни, а об экономическом кризисе, о вынужденном ограничении прав и свобод, о психологическом давлении. В таких условиях у многих людей возникает вопрос: что делать с заключенными договорами, с долгами и иными взятыми на себя обязательствами?
Читать дальше