Алексей Жуков →  Какие расходы арбитражный суд посчитает обоснованными при превышении лимита расходов?

Рассмотрение по существу заявления конкурсного управляющего об увеличении лимита расходования денежных средств на проведение процедуры конкурсного производства, подлежит в порядке п. 6 ст. 20.7 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве).

Согласно статье 20.3 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» арбитражный управляющий имеет право привлекать для обеспечения осуществления своих полномочий на договорной основе иных лиц с оплатой их деятельности за счет средств должника, если иное не установлено Законом о банкротстве, собранием кредиторов или соглашением кредиторов.

В силу пункта 1 статьи 20.7 Закона о банкротстве расходы на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, осуществляются за счет средств должника, если иное не предусмотрено законом.

Из разъяснений, данных в пункте 4 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.12.2009 N 91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве» следует, что при привлечении иных лиц для обеспечения своей деятельности и исполнения возложенных на него обязанностей арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества, в том числе привлекать их лишь тогда, когда это является обоснованным, и предусматривать оплату их услуг по обоснованной цене.

При рассмотрении вопроса об обоснованности привлечения привлеченного лица следует учитывать в том числе,
Подробности

Андрей ЮрковОООЦентрПравовыхТехнологийЮРКОМ →  Проблема принятия арбитражными судами в качестве доказательств документов, подвергшихся ламинированию. Являются ли таковые документы доказательствами?

Ни для кого не будет секретом, что в делах о банкротстве имеют место случаи сговора должника и кредиторов с целью формирования реестра требований кредиторов, подконтрольных должнику (в частности для получения большинства голосов на собраниях кредиторов). Также подобные действия осуществляются и с целью вывода активов должника. Практика арбитражных судов становится всё жёстче в отношении подобных случаев и всё чаще сводится к как можно более тщательной проверке документов, подтверждающих требования кредиторов, подавших в суд заявления об установлении их требований и включении их в реестр.
Вместе с тем, кредитор вправе представлять суду для приобщения к материалам дела любые документы, не являющиеся подложными или иным образом сфальсифицированными, в том числе и документы, прошедшие процедуру ламинирования. Следует учесть, что документ, подвергнутый процедуре ламинирования, сам по себе не является подложным документом, но его экспертиза (на давность его изготовления и, собственно, саму подлинность — принадлежность подписи лицу, от имени которого она совершена и оттиска печати организации, от имени которой она проставлена на документе) становится либо крайне затруднённой либо (и чаще) не возможной. В связи с этим появилась судебная практика, в соответствии с которой подобные документы не могут признаваться надлежащими доказательствами по делу.
Недобросовестный кредитор, заявляющий требование для включения в реестр и обосновывающий его заламинированными документами, может состоять в сговоре с должником или с лицами, тем или иным образом связанными с должником. Подобный кредитор на требование суда о представлении суду подлинников документов, на которых основано требование для включения в реестр (договоры, товарные накладные, акт сверки, разного рода квитанции и т.п.) может представить документы именно в ламинированном виде — с целью затруднения выявления их подлинности. Конечно законом подобное не запрещено. Однако, представляются вполне логичными ряд негативных процессуальных последствий, которые могут последовать вслед за этим, если кто-то из иных кредиторов, участвующих в данном деле, будет оспаривать включение в реестр требований по этим документам и тем более, если кто-либо из них заявит о фальсификации доказательств. Ряд арбитражных судов придерживается практики, согласно которой подвергшиеся ламинированию документы не могут служить доказательствами по делу.
Одной из самых показательных в этой связи является правоприменительная практика по делу № А33-19288/2009. По указанному делу суд первой инстанции — Арбитражный суд Красноярского края четырьмя судебными актами включил требования недобросовестных кредиторов в реестр по документам, подвергшимся ламинированию. Апелляционная инстанция — Третий арбитражный апелляционный суд поддержала позицию суда первой инстанции.
Однако, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа по вышеупомянутому делу своими постановлениями от 16.08.2011 г., от 31.08.2011 г., от 01.09.2011 г. и от 01.09.2011 г. отменил судебные акты предыдущих инстанций и отправил вопрос на рассмотрение в первую инстанцию по существу. Кассационная инстанция пришла к выводу, что факт представления представителем кредитора документов (квитанций и договоров) по требованию арбитражного суда первой инстанции о предоставлении его подлинника не может свидетельствовать, сам по себе, о поступлении подлинника. Учитывая, что документы представлены и приобщены к материалам дела в ламинированном виде, поэтому вывод, содержащийся в обжалуемом судебном акте о том, что представлен именно подлинник, мог последовать лишь по результатам проверки заявления о фальсификации доказательства и исключения возможности его изготовления с использованием средств цветного копирования. Поэтому признавая представленные кредитором документы подлинными, суды первой и апелляционной инстанций не учли того, что совершая действия по ламинированию документов, в отношении которых имелось заявление об их фальсификации, и представляя их в таком виде по требованию арбитражного суда, лицо, основывающее свое требование к должнику на этих документах, должно было осознавать последствия совершенных действий, направленных на приведение доказательств в такое состояние, которое может создать препятствия для определения давности их изготовления. Подобное состояние документов создает сложности для установления обстоятельств, имеющих существенное значение для рассмотрения предъявленного кредитором требования, в отношении которого поступили возражения.
Описанная выше позиция Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа совпадает с высказанной несколько ранее Высшим Арбитражным Судом РФ точкой зрения (см. Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 25.05.2007 г. № 6157/07). ВАС РФ, отказывая в передаче дела в Президиум ВАС РФ, указала, что суды предыдущих инстанций обоснованно пришли к выводу об отсутствии подтверждения факта заключения между сторонами договора займа на спорную сумму в письменном виде и, следовательно, реального исполнения заемщиком своих обязательств по предоставлению заемных средств, поскольку ответчиком было заявлено о фальсификации расписки, а установить её подлинность экспертизой по объективным причинам невозможно ввиду ламинирования расписки.
В связи с вышеизложенным следует констатировать факт того, что суды в последние годы стали относиться к заламинированным документам с явным подозрением и, зачастую, не считают их доказательствами по делу в особенности, если другая сторона по делу их оспаривает и заявляет о фальсификации доказательств.

Роман Чирков →  Арбитражный управляющий - проситель в арбитражном процессе.

Одним из наиболее сложных моментов в работе управляющего – взаимодействие с судами. Предполагается, что арбитражный управляющий – это такой специально обученный человек, назначенный арбитражным судом, чтобы под его контролем разобраться с имуществом и обязательствами задолжавшего субъекта предпринимательской деятельности.
Читать дальше