Найти

Владимир Евдокимов

Мосгорсуд: довод о фальсификации доказательства, подтвержденный заключением специалиста от 2015 года, был предметом судебного заседания в 2013 году

Российская судебно-уголовная практика уже давно не отвечает не то что принципам состязательности или равенства сторон, но и зачастую противоречит принципу разумности и элементарной логики. Судьи, возлагая на себя полномочия гособвинителей, при принятии нужных решений даже не утруждаются в казуистическом толковании норм закона, пытаясь «обойти» их, а просто называют белое чёрным или наоборот. При этом после вынесения обвинительного приговора осужденные фактически лишаются конституционного права на рассмотрение их сообщений о преступлениях и возбуждение уголовных дел за дачу заведомо ложных показаний, фальсификацию доказательств и т.д., так как суды, со ссылкой на вступившие приговоры в законную силу, массово отказывают в принятии жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ, в которых оспариваются соответствующие незаконные решения следственных органов по сообщениям о преступлениях.

Конечно же, по этому вопросу есть разъяснения Конституционного суда РФ, выраженные в Определениях от 18.07.2006 N 376-О, от 23.06.2009 N 886-О-О, согласно которым «обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором суда, не могут служить препятствием для возбуждения уголовного дела и свидетельствовать об отсутствии признаков заведомо ложных показаний, фальсификации доказательств и др., которые могли иметь место в ходе уголовного судопроизводства».

Но, как известно, судьи Конституционного суда и судьи общей юрисдикции «живут на разных планетах», поэтому определения первых просто игнорируются последними.

Что касается нашего случая, о котором будет рассказано, то здесь суды пошли ещё дальше, наделив своих собратьев пророческими способностями.

Так, Мещанским судом Москвы 13.12.2013 осужден начальник отдела Московской межрегиональной транспортной прокуратуры Евдокимов Д.В. за получение взятки от адвоката Кидяева И.И. в интересах ООО ТрансЭко.

Тому, насколько скоротечно прошёл судебный процесс, какие при этом фундаментальные нарушения уголовно-процессуального законодательства допущены, посвящён на «Праворубе» ряд публикаций: pravorub.ru/cases/67935.html pravorub.ru/cases/68571.html pravorub.ru/cases/69342.html pravorub.ru/articles/68994.html

Несмотря на показания в суде гендиректора ООО ТрансЭко Корнилова, что о передаваемых в его интересах деньгах адвокатом Кидяевым он ничего не знал, поручений каких-либо на это Кидяеву не давал, взяткодателем в приговоре определён адвокат Кидяев (в то время как он являлся фактически посредником), а не Корнилов (так как в противном случае в деле бы не было взяткодателя, и оно развалилось бы, учитывая показания Корнилова).

Назначить адвоката Кидяева взяткодателем позволила представленная им доверенность за подписью гендиректора ООО ТрансЭко Корнилова, на которую Мещанский районный суд и Московский городской суд в обвинительном приговоре от 13.12.13 и апелляционном определении от 15.05.14 сослались как на доказательство, обосновывавшее право Кидяева представлять и действовать в интересах Корнилова и его компании ООО ТрансЭко.

В 2015 году защитой были переданы в АНО «Центр криминалистических экспертиз» НП «Федерация судебных экспертов» на почерковедческое исследование эта доверенность и протокол допроса Корнилова с образцами его подписи. Выводы специалиста в заключении N72/3/И от 10 июня 2015 года однозначны: подпись гендиректора ООО ТрансЭко Корнилова — подделана.

Однако, несмотря на поданное в связи с этим сообщение о преступлении (о фальсификации доказательств), был получен ответ от и.о. руководителя управления по расследованию особо важных дел ГСУ СК России по г.Москве Лопаткина Б.Б. (от 03.08.2015), которым отказано в регистрации заявления в КУСП и проведении по нему проверки в связи с тем, что… «все доводы ранее рассматривались следствием в ходе предварительного расследования уголовного дела, а также судом в ходе рассмотрения дела по существу».

Алогичность выводов Лопаткина о рассмотрении следствием и судом в 2013 году факта подделки подписи в доверенности, подтверждённого заключением специалиста в 2015 году, очевидна.

Попытка обжаловать явно незаконный ответ СК в Пресненский суд Москвы к успеху не привела, так как, по мнению судьи Васюченко, Т.М. (постановление от 18.09.15) «жалоба не подлежит принятию к производству, так как из фактического положения (статуса) осужденного усматривается, что Евдокимов Д.В. не является субъектом обжалования каких-либо решений и действий в порядке ст. 125 УПК РФ, так как обжалуемые им решения не связаны с полномочиями должностного лица по осуществлению уголовного преследования».

В связи с этим пришлось, «со слезами на глазах», доказывать в апелляционной жалобе в Мосгорсуд, что:
— довод о фальсификации доверенности, подтвержденный заключением специалиста от 2015 года, не мог быть рассмотрен в 2013 году (машина времени ещё не изобретена),
— полномочия сотрудника ГСУ СК России по Москве Лопаткина, вопреки выводам суда, связаны с осуществлением уголовного преследования,
— наличие статуса осуждённого не влечёт за собой лишение прав на рассмотрение сообщений о преступлениях и подачу жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ.

Однако судья Мосгорсуда Ковалевская А.Б. посчитала выводы следователя Лопаткина и Пресненского суда законными и обоснованными, решив видимо, что заключение специалиста от 2015 года попало каким-то образом в 2013 год и было исследовано судом 1-й инстанции. Кроме того, как указано в постановлении от 09.02.2016 (без единой ссылки на законодательство, разъяснения Пленума ВС РФ), «сообщение о преступлении связано с оценкой доказательства, положенного в основу обвинительного приговора, и в данном случае, уголовно процессуальный закон предусматривает иной порядок обжалования приговора».

Таким образом, Мосгорсуд, игнорируя разъяснения Конституционного суда и главу 49 УПК РФ, исключает возможность проведения процессуальной проверки по сообщению о преступлении, возбуждения уголовного дела и вынесения обвинительного приговора в отношении свидетеля по факту фальсификации доказательства (доверенности), а также последующей отмены обвинительного приговора по основному делу на основании п.1 ст. 413 УПК РФ.

Возникает простой вопрос: а как добиться отмены приговора по вновь открывшимся обстоятельствам (установленные вступившим в законную силу приговором суда заведомая ложность показаний потерпевшего или свидетеля и пр.), если следствие и суды блокируют даже возможность регистрации заявления в КУСП и проведение доследственной проверки?

Что это, корпоративная солидарность судей (вследствие которой % оправдательных приговоров близится к нулю), незнание закона или умышленное его игнорирование?
Обновить список комментариев

Комментарии (4)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
    • Александр
    • 6 июня 2016, 11:58
    • 0
    Хотите проконсультироваться с юристом в вопросе недвижимости? Задайте вопрос нам, мы ответим бесплатно) arendaiprodazha.ru/lawyers

    Ответить

    • Это преступный сговор правоохранительной, правоприменительной, надзорной системы и продажных судей,
      которых назначает один и тот же руководитель (по Закону) и их Гарант неприкасаемости и безопасной деятельности!

      Ответить

        • бывалый
        • 30 сентября 2016, 18:27
        • 0
        логика Мосгорсуда вне конкуренции и вне политики

        Ответить

        • В 2016 г. установлено, что так называемые, «вещественные доказательства», на которые сослался судья Пронякин в Приговоре по УД № 1-202/08, не направлялись и не поступали ни в Никулинский суд, ни в Никулинский СО, ни в Никулинскую прокуратуру.
          Однако, по мнению Прокуратуры, эти обстоятельства были рассмотрены при рассмотрении УД № 1-202/08.

          Ответить

          Написать комментарий

            Обновить картинку