Найти

Расул Кадиев

Отрицательный отбор

Однажды, рядовых граждан поставили вместо надзирателей в тюрьме, в итоге они превратились в таких же надзирателей. Этот же эффект мне пришлось наблюдать в дагестанской адвокатуре.

Искусственный разум

Во-первых, виновата система, а точнее ФЗ «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в РФ» который устроен так, что руководству адвокатских палат в субъектах экономически выгоднее узурпировать власть, чем поддерживать демократическую систему коллективного правления.

Во-вторых, имеет огромное значение набор ценностей руководства Адвокатской палаты РД. Если изначально в воспитании руководителя палаты субъекта нет демократических ценностей управления, соответствующей культуры и навыков, то закон для него — это инструмент для захвата и удержания власти.

В-третьих, виновата российская юридическая наука, которая в чем-то опередила современные технологии, т.к. относится к следователям, судьям, прокурорам и адвокатам ни как к живым людям, а как к частям машины искусственного разума. У нас практически нет социальных исследований юридического сообщества и мы не рассматриваем юристов, как субъектов экономических отношений. Игнорирование экономических законов порождает брак в юридических нормах и неформальных институтах.

Для оправдания своего существования руководство адвокатской палаты начинает придумывать правила, проверки, сбор информации и создавать бюрократию. Например, в отчёте за 2017 год руководство дагестанской адвокатской палату в перечень заслуг указывает увеличение документооборота на 28% до 4492 «зарегистрированных документов».

Адвокатская палата полезла во внутренние дела адвокатских образований, заставляя их переделывать печати по единому для всех образцу, что само по себе глупо хотя бы с точки зрения безопасности.

Экономический закон «меньше работай больше получай» привёл к тому, что сотрудники аппарата, получающие жалование из отчислений адвокатов, звонят по телефону адвокату и требуют зайти в палату для представления сведений или получения каких-либо бумаг. Хозяин должен ходить за слугой.

Первый опыт общения с палатой по средством электронной почты показал, что наши слуги ленятся не только ходить, но и открывать электронную почту, т.к. ответ на моё первое обращение пришёл только через месяц и то в день подачи иска против Адвокатской палаты. В суде руководитель аппарата сослалась на аналогию закона №59 об обращениях граждан в государственные органы и установленный там месячный срок для ответа на обращения!

Центр «Э»

Федеральный закон об адвокатуре создал чудовищную систему кумовства в адвокатской бюрократии, т.к. в отличии того же нотариата, президент платы избирается из своего состава самими членами совета палаты, куда входят только 12 адвокатов. При этом членов совета избирает собрание (конференция делегатов) адвокатов субъекта, но по представлению президента адвокатской платы. То есть президент палаты сам себе выбирает выборщиков.

Естественно, здесь начинает работать отрицательный отбор, который описывает экономисты в политике, как постоянное стремление подобрать слабого, а не эффективного конкурента.

Президент Адвокатской палаты РД захватывая власть уже не чувствует разницу между коллегиальным и единоличным органом, и начинает подписывать решения вместо членов совета и квалификационной комиссии.

Чтобы над органами управления не особо потешались, в Федеральный закон внесли поправку: за неисполнение решений совета адвокатской платы могут привлечь к дисциплинарной ответственности, вплоть до лишения статуса адвоката. Хвост стал очень сильно управлять собакой.

Дальше больше. Федеральная плата адвокатов озаботилась репутацией и ввела практику наказания адвокатов за публичную критику органов управления, указав членам корпорации, что критиковать можно только внутри, а не снаружи.

А действительно, что ж не обсудить проблемы внутри сообщества на хорошем профессиональном языке, да на страницах своего печатного или электронного издания? Не тут-то было. В Дагестане президент адвокатской платы является одновременно главным редактором официального печатного органа палаты. Это такой журнал на фотобумаге хорошего качества, формата А4. Но выпускается он раз в году и посвящён очень важным темам, там публикуются решения совета, скажем, о подписке на федеральную адвокатскую газету. Из фото там можно встретить только руководство палаты. И эта макулатура за сумасшедшие деньги, собираемые с адвокатов распространяется только на конференциях палаты. Хотя за такие деньги палат могла бы создать продукт хорошего содержания для всех юристов республики.

Показательным является позиция президента палаты, заподозрившего меня в покушении на экстремизм после предложения убрать его из редакционного совета журнала:

«В Вестнике не могут публиковаться материалы, направленные на подрыв авторитета, нарушение организационно-уставных принципов адвокатуры, противоречащие требованиям Кодекса профессиональной этики адвоката, направленные на срыв исполнения решений органов адвокатского сообщества, проповедующие рассовую, межнациональную, религиозную рознь, нарушающие требования адвокатской тайны.

Ваш довод «брать президента палаты из редакторов журнала» по крайней мере является некорректным высказыванием, т.к. президент в качестве редактора печатного органа палаты избран Советом АП РД, решения которого все адвокаты, согласно пп. 4 п.1 ст.7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», обязаны исполнять.».

Странный тон и подозрительность можно объяснить в рамках правовой социологии тем, что нынешний президент платы бывший следователь. Такими темпами Адвокатская палата РД скоро создаст свой центр «Э».

Адвокатура по уровню демократии приблизилась к КПРФ, где за критику лишают партбилета и распускают местные ячейки.

Руководство дагестанской палаты не намерено рисковать своим тёплым положением, поэтому вооружившись принципом «управляемой демократии», вопреки Федеральному закону об адвокатуре и Регламенту принятому конференцией адвокатов сделала так, чтобы в работе конференции с правом голоса принимали участие члену руководящих органов платы и зависимые от них лица. В результате сложилась абсурдная ситуация, когда члены совета голосуют за принятие своего же отчёта.

Если сравнить с госаппаратом, который живёт за счёт налогов, то и здесь адвокатура отстаёт, т.к. закон о госслужбе запрещает набрать подчинённых из своей родни и требует ежегодного персонального отчёта по имуществу. А работники руководящих органов адвокатуры не связаны такими ограничениями, поэтому часто устраивают на кормление своих родных и близких за счёт бедолаг, адвокатов, которые должны отдавать деньги за аренду помещений, налоги, приносить доход семьи и содержать аппарат адвокатской палаты.

Сегрегация

Адвокатская палата РД не представляет реальный финансовый отчёт на конференциях, т.к. стремится скрыть свои расходы, но в суде объясняет это большими объёмами документов. Однако, палата с удовольствием распространяет сведения о долгах адвокатов без разрешения и ведома адвокатов.

Предложение провести аудиторскую проверку привело к угрозам прекратить статус.

Если кто из адвокатов затягивает с оплатой взносов в аппарат палаты, то сразу включают штрафы. Хотя адвокатура не создана для извлечения прибыли, не вовремя оплаченные взносы приводят к дисциплинарному производству и лишению статуса адвоката.

Жажда наживы толкнула палату на игнорирование Конституции РФ. Решением Конференции, подготовленного советом палаты, установлена сегрегация в зависимости от профессии, места жительства и даже родства. Так, например, претенденты на получение статуса адвоката, работавшие ранее в правоохранительных органах и даже в МЧС должны оплатить вступительный взнос в размере — 120 000 рублей;

иногородние юристы, поселившиеся в нашей республике менее чем за год до экзамена — 150 000 рублей;

для лиц, просто успешно сдавших экзамен — 60 000 рублей;

а если оба родителя сразу адвокаты в адвокатской палате – 5 000 рублей;

и если вы переехали из адвокатской палаты другого субъекта в наш, то милости просим — 80 000 рублей.

И как указано было выше, мало кто из адвокатов понимает куда уходят эти денежные средства, т.к. палата не представляет подробный финансовый отчёт и сопротивляется внешней аудиторской проверке. Об оплате налогов с указанных сумм вообще не приходится говорить. Тут скорее всего должны разбираться правоохранительные органы.

Бревно в глазу.

В большинстве своём адвокаты участвуют в судебных процессах, и ценятся те адвокаты, которые замечают больше всего нарушений закона у процессуальных оппонентов и суда. Но в дисциплинарном производстве адвокатура не видит бревна в своём глазу.

За 2017 год Квалификационная комиссия рассмотрела 243 дисциплинарных производств, из которых 156 возбуждено по представлению руководством палаты в лице вице-президента. Это в 2 раза больше чем за 2016 г (70 дел).

Содержание обвинений адвокатов со стороны палаты соответствуют вышеприведённом системным проблемам, это прежде всего долги по взносам в палату и непредставление сведений.

Есть несколько поводов для возбуждения дисциплинарного производства, в том числе жалобы граждан и представление вице-президента. Однако, дело возбуждается по решению президента палаты. Тут начинается самое весёлое. По российской адвокатской системе президент палаты возглавляет квалификационную комиссию, которая не только принимает экзамены претендентов, но и даёт заключение о наличии в действиях адвокатов состава дисциплинарного нарушения. И этот же президент возглавляет совет, который принимает решение на основании заключения комиссии. Абсурдность этой системы усиливается тем, что президент адвокатской палаты Дагестана единолично подписывает как заключения квалификационной комиссии, так и решения совета о привлечении адвокатов к дисциплинарной ответственности.

Один и тот же человек возбуждает дело, расследует и выносит приговор.

В практике Адвокатской палаты Дагестана есть интересные обычаи, от которых частично избавились даже в Верховном суде Дагестана. Например, комиссия и совет назначают рассмотрение материалов пачками на одно и то же время, в результате выходит по 10 минут на дело. В Верховном суде РД судьи стали извиняться перед ожидающими за задержку или вынужденную смену состава. Мне же пришлось побывать трижды на заседаниях комиссии и совета, но никто ни разу не только не извинился за то, что мне пришлось ждать 6 часов, но даже выразили возмущение по поводу такой мысли.

При этом палату, живущую за счёт отчислений адвокатов не волнует, что они проводят заседания комиссии и совета в рабочее время, отнимая у адвокатов возможность заработать на консультациях клиентов.

Юристу трудно представить картину, чтобы во время рассмотрения дела судья выходил «покурить». Зато во время рассмотрения вопроса о лишении статуса адвоката, можно обратить внимание, что члены комиссии или совета опаздываю, заходят и выходят.

Квалифицированный адвокат никогда не подпишет протокол ознакомления с материалами дела если ему не представят прошитые, пронумерованные документы, объединённые описью. А вот в Адвокатской палате дисциплинарное производство — это куча не пронумерованных и не подшитых бумажек в одной паке.

Особая история с отводами. В федеральном Кодексе практически ничего об этом не сказано напрямую, скорее из-за того, что есть другие нормы, запрещающие адвокату принимать участие в конфликте интересов, кроме того в законе все не пропишешь — главное принцип честности и благоразумности.

В Адвокатской плате Дагестана не очень верят в эти принцы поэтому в регламенте комиссии прописали основания для отводов, в том числе участие в заседании оппонента по какому-либо судебному делу. Но отсутствие соответствующей правой культуры берет вверх поэтому нормы об отводах не соблюдаются: президент палаты, подписывавший возражения на мои иски к палате спокойно принял участие в заседании комиссии и совета по моим дела, также как и два члена совета представлявшие плату в суде. После такого неудобно заикаться про то, что протокол заседания совета ведёт начальник аппарата, которая также представляет палату по искам адвокатов.

Во время обсуждения отводов члены комиссии и совета говорят «подозреваемому», что отвод президенту палаты не имеет смысла, т.к. «он всего лишь один из принимающих решение». Карательная канцелярия иезуитского ордена позавидовала бы такой смекалке.

Однако, это ещё не дно.

Представьте себе, что судья, который заявил на предыдущем судебном заседании самоотвод и обосновал его объективной заинтересованностью в деле, вдруг появился заново на заседании и продолжает судить, как ни в чем не бывало. Этого не может быть, скажете вы. А вот в квалификационной комиссии адвокатов могут все.

Член квалификационной комиссии заявила самоотвод, как бывший член совета, принимавший решение, за неисполнение которого привлекался автор к ответственности. Однако на следующем заседании комиссии, ее сперва уговорили отозвать самоотвод (инновационный подход!), но после того, как я настоял чтобы она не совершала этого абсурдного шага, члены квалификационной комиссии приняли решение об отказе в отводе президенту и самоотводе члену комиссии.

Но и это ещё не дно. Дело в том, что в первый раз комиссия заседала в составе 9 членов и после отвода президенту и самоотвода члена комиссии осталось 7 человек В результате заседание отложили из-за отсутствия кворума. На втором заседании опять было 9 адвокатов и в совещательной комнате остались снова 7 человек и никто из них не сказал, что нет кворума. Знаете почему? Потому что президент палаты, единолично подписавший заключение комиссии сфальсифицировал его, указав что присутствовало не 9, а 12 человек. Молодёжь это называет — «беспредел».

Дисциплинарный грех.

За что же меня привлекали к дисциплинарной ответственности? Клерк из адвокатской палаты сообщил по телефону, что вице-президент на меня подготовил представление о привлечении к дисциплинарной ответственности за отказ в предоставлении права палате на обработку персональных данных. Отказ действительно был, т.к. ФЗ об обработке персональных данных позволяет (пока ещё) гражданам отказывать в автоматической обработке сведений о них.

Но адвокатская палата почему-то открыла целую компанию по сбору у адвокатов данных, начиняя о данных об образовании, заканчивая воинской обязанностью. Кодекс профессиональной этики адвокатов указывает, что палата имеет право запрашивать только сведения об адресе работы адвоката, в том числе эл.адресе. Адвокатская палата заявляет, что она будет вести реестр адвокатов и сама придумала какие ей данные нужны для этого. При этом зачем им воинская обязанность адвокатов не ясно.

Даже если забыть про эти несуразицы и представить, что у палаты есть право привлекать к ответственности за неисполнение решения совета, то следует обратить внимание, что истёк срок предоставления сведений, более шести месяцев назад. Но это не остановило президента. Он дал поручение подготовить справку на адвокатов не представивших данные, затем, подготовили текст представления вице-президенту и запустили дисциплинарное производство.

Ни на заседании комиссии ни на обсуждении совета никто не смог объяснить в чем конкретно меня обвиняют, где событие проступка, объективная сторона и т.д. Все необходимые документы находятся в моем личном деле. Судя по вопросам и репликам членов совета они об это не знали. А вице-президент врал открыто, что изучил моё личное дело. Дошло до того, что президент палаты сообщил членам совета, что в адвокатской плате нет данных о моей электронной почте, хотя с марта месяца получают от меня на электронный адрес запросы и обращения и мне же присылают ответы на мою эл.почту.

Гениальность моих бывших коллег зашкаливала. Например, в ответ на аналогию закона о праве обвиняемого на представление информации о содержании обвинения, члены совета и комиссии отвечали мне что я не обвиняемый.

Абсолютный ноль

Ребром стал вопрос о даче согласия на обработку персональных данных. Естественно, мною было объяснено членам совета, что вообще-то закон говорит об автоматической обработке данных, что не препятствует нанятым палатой служащим за счет моих отчислений, поднять папочку и полистать ее.

— Но ведь совет принял решение, вам что трудно — заявил президент

— Ваш совет по сравнению с федеральным законом абсолютный ноль — ответил я, показав для убедительности эту цифру на пальцах и повторив это трижды

— Занесите это в протокол — потребовал президент

— Обязательно занесите — поддержал предложение и повторил для протокола — Совет абсолютный ноль, по сравнению с федеральным законом.

Через несколько минут меня пригласили на оглашение

— Учитывая ваше отношение к Совету, мы приняли решение о прекращении вашего статуса адвоката.

Признаться, с одной стороны бы жутко горд, за то, что был прав в своих оценках системы управления палаты. Буду с удовольствием рассказывать студентам, что статус лишили за преданность закону. С другой стороны, стыдно за адвокатуру.

Правила халявщика

Конечно, же много вопросов к членам адвокатского сообщества республики. Более 900 адвокатов в большинстве своём не глупые люди, профессионалы в своем деле и понимают, что их стригут как баранов. Но все разговоры о защите своих прав натыкаются на позицию «за чем тебе это нужно?» или «ты хочешь стать президентом палаты?». Смелости хватает только на распускание слухов о стотысячных премиях работникам аппарат палаты. Однако, самое обидное, что в глазах некоторых уже заметен страх «а вдруг меня лишат статуса». Вот так вот бывший сотрудник следствия придушил дагестанскую адвокатуру.

Позволю частично оправдать бывших коллег, т.к. здесь работает объективный экономический закон халявщика: все хотят пользоваться общими благами, но мало кто хочет поддерживать уровень этих благ. У адвокатов мало времени и не много клиентов, чтобы они тратили свои силы на борьбу с палатой.

Не стоит ожидать что сработает механизм, заложенный законом в виде участия в работе палаты представителей минюста, парламента, верховного и арбитражных судов Дагестана. У них нет ни имущественного ни ценностного интереса в адвокатуре, как как качественном общественном институте.

Конечно, многие ошибки можно исправить в суде. Но дагестанский суд ясно дал понять, что ему не выгодно чтобы адвокатура была здоровой и профессиональной. Судьям не нужны правоведы, которые обладая большим временем чем у них углубляются в юридические проблемы и приносят судьям не только знание закона и судебной практики, но и сведения о новшествах юридических наук. Судей раздражают адвокаты, которые своим умом, трудом и опытом зарабатывают больше чем они. Им нужны собаки приносящие добычу.

По этой причине Советский районный, а затем и Верховный суд отказали в признании незаконной конференции адвокатов, на которой большинство было не избранных участников.

Обратите внимание, что новый председатель Верховного суда не провёл отдельных встреч с руководством адвокатской платы, не поинтересовался чем довольны или нет адвокаты, которые по конституции призваны помогать гражданам реализовывать право на квалифицированную юридическую защиту.

Так же поступил и новый прокурор республики, а до этого начальник следственного управления. Следствию, прокуратуре и суду нужны вовремя сданные дела и адвокаты с невысокой самооценкой, которые будут молча подписывать все процессуальные документы и не особо путаться под ногами на следствии и в суде.

Долгий конец

Дагестанская адвокатура как часть российской и несёт в себе те же структурные проблемы. Но в других регионах страны изъяны нивелируются уровнем правовой культуры адвокатов и их активностью в решении общих дел. За это они получают уважение от процессуальных оппонентов.

Дагестан это особый случай, т.к. адвокат прежде всего представитель российской юридической системы, которая в свою очередь конкурирует с другими правовыми системами такими как обычное право и ислам.

Трудно себе представить, что в Республике может быть улучшена законность без поднятия авторитета тех, кто помогает гражданам реализовывать их конституционные права.

В октябре, скорее всего на выборах нотариальной платы Дагестана победит сын бывшего президента платы, который руководил ею 20 лет и затащил ее в свой дом, поэтому он даже не покинул кабинет после отставки.

В ноябре президент Адвокатской платы Дагестана А.Бейбутов будет переизбран членами послушного ему совета.

Хороший конец бывает только у сказок. Обновления не будет.
Обновить список комментариев

Комментарии (0)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.