Найти

Вячеслав Шишкин

Мнимая мнимость мнимых сделок

Приведенный ниже материал был написан примерно в 2015 году в результате обобщения записок, которые были сделаны мной в средине 90-х в ходе моего изучения гражданского законодательства. В материале показаны насколько неудачно сформулировано понятие мнимой сделки в ГК РФ.

В соответствии со статьей 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.
Мнимая сделка, в соответствии с пунктом 1 статьи 170 ГК РФ, определяется как «сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия».

Очевидно, что понятия «сделка» и «мнимая сделка» должны находиться между собой в отношении рода и вида. Дело в том, что по правилам формальной логики образование видового понятия происходит путем прибавления видообразующего признака (в данном случае признака мнимости) к совокупности признаков родового понятия (в данном случае к признакам сделки). Сущность такого отношения можно было бы описать предложением: «все мнимые сделки являются сделками, но не каждая сделка является мнимой сделкой». Однако, как будет показано ниже, не все так просто.

Заменив в определении мнимой сделки слово «сделка», определением сделки из статьи 153 ГК РФ, получаем, что мнимая сделка — это действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей [признак сделки], совершенные лишь для вида, без намерения создать соответствующие этим действиям правовые последствия [признак мнимости].

Однако, если какие-либо действия совершаются «для вида», то они совершаются намеренно, чтобы ввести кого-либо в заблуждение, произвести впечатление, а истинным мотивом таких действий является желание прикрыть реальные намерения, фактическое положение дел и т.п. Получается, что сделка, совершенная для вида, есть сделка, совершенная с целью введения заблуждения какого-либо третьего лица.

Если «установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей» это и есть «правовые последствия», точнее «гражданско-правовые последствия», а «действия, направленные на что-то» есть тоже самое, что и «действия, совершенные с намерением сделать что-то», тогда мнимой сделкой являются действия, совершенные с намерением создать гражданско-правовые последствия [признаки сделки], совершенные с целью введения в заблуждение третьего лица, без намерения создать соответствующие этим действиям гражданско-правовые последствия [признаки мнимости].

Определение признака мнимости как отсутствие намерения создать своими действиями гражданско-правовые последствия, соответствующие этим действиям, может подразумевать наличие некой таблицы соответствий между действиями лиц и последствиями, наступающими в результате совершения этих действий. Такая матрица может быть собрана из положений законов и иных нормативно-правовых актов. Однако для определения мнимости сделки следует оценивать не только такие соответствия, но и психическое к ним отношение. Эта психическая составляющая заключается в формировании намерения, путем осознания образа желаемого результата – цели, и способов ее достижения.

Например, продавец, передающий покупателю вещь, поступает так с целью её отчуждения в обмен на приобретаемые в собственность деньги. Однако и арендодатель также передает арендатору вещь за определенную плату, но не в собственность, а в пользование. Созерцающим со стороны наблюдателем, эта передача вещи в обмен на деньги может интерпретироваться и в качестве купли-продажи вещи и в качестве передачи ее в аренду. Без выяснения действительной воли сторон невозможно установить правовые последствия передачи. Из сказанного следует, что то, какие именно гражданско-правовые последствия соответствуют действиям, совершаемым сторонами сделки, определяется волей каждой из сторон сделки, т.е. их совместным намерением.
Следовательно, мнимой сделкой являются действия, совершенные с намерением создать гражданско-правовые последствия [признаки сделки], совершенные без намерения создать такие гражданско-правовые последствия с целью введения в заблуждение третьего лица [признаки мнимости]».

Таким образом, понятие мнимой сделки, приведенное в пункте 1 статьи 170 ГК РФ, образовано путем прибавления к содержанию родового понятия сделки видообразующего признака «совершенные для вида» или иными словами «совершенные с целью введения в заблуждение» и последующим исключением из содержания полученного понятия родового (общего для всех сделок) признака «совершенные с намерением создать гражданско-правовые последствия».

Большой толковый словарь русского языка под редакцией С.А. Кузнецова [1] содержит два значения слова «мнимый». Во-первых, мнимым называют то, что не существует в действительности, кажется, существует в воображении. Мнимыми могут быть заслуги, преступления, числа (например, корень чётной степени из отрицательной величины). Во-вторых, слово «мнимый» может иметь значение «притворный», «ложный».

В качестве примеров приводятся выражения «мнимые друзья» и «мнимое раскаяние». Там же упоминается «мнимость опасности» и «мнимость доброжелательности». Таким образом, в общеупотребительном смысле слова «мнимый» и «мнимость» может характеризовать только лишь мысль человека о существовании несуществующего в реальности предмета, явления или свойства.

С этой точки зрения, мнимой следовало бы признать сделку, стороны которой, добросовестно заблуждаясь, решили бы создать такие правовые последствия, какие не могут быть ими созданы исходя из объема и содержания их правоспособности. Например, стороны сделки не могут обязать своей волей третье лицо совершить какие-либо действия, или например, стороны не могут своей волей создать неизвестный российской системе права правовой субъект. То есть, мнимой сделкой следует признавать действия сторон с пороком воли, который заключается в том, что все стороны по собственному недоразумению полагают, что своими действиями создают действительные гражданско-правовые последствия.
Мнение о том, что необходимым критерием для признания сделки мнимой является пророк воли каждой из сторон не ново, и не раз высказывалось в юридической литературе. Так, например, Н.Н. Алекберова, в своей работе, посвященной исследованию порока воли в мнимых и притворных сделках, пишет, что В.А. Ойгензихт указывает: «Порок воли возникает обычно не тогда, когда происходит заключение сделки, иными словами, когда психическое регулирование воплощается в действии, а на стадиях внутреннего волевого процесса. Далее он замечает, что «порок воли будет иметь место, как в случае ее неправильного формирования, так и в случае несоответствия волеизъявления внутренней воле» [4].

Важным критерием мнимости сделки является то обстоятельство, что при ее совершении имеет место заблуждение именно всех участвующих в сделке сторон. На этот признак мнимости сделки, среди других признаков, хотя и достаточно спорных, совершенно справедливо указали судьи коллегии Верховного суда РФ в упоминаемом ниже определении Верховного Суда РФ от 16.07.2013 N 18-КГ13-55. Забегая несколько вперед, хотелось бы обратить внимание, что пророк пороку рознь, и судьи, к сожалению, в своем определении не уточнили, какого вида порок воли они имели в виду. Полагаю, что квалификация сделки в качестве мнимой возможна только при пороке воли, заключающемся в добросовестном заблуждении всех сторон сделки относительно действительности правовых последствий, которые один намерены создать. С этой точки зрения, мнимой сделкой может быть признана «продажа автомобиля по доверенности», в случае если обе стороны ошибочно полагали, что таким образом они совершают куплю-продажу. Однако если будет установлено, что одна из сторон, действуя недобросовестно, осознавала действительные правовые последствия своих действий, а другая добросовестно заблуждалась, то такая сделка не может быть признана мнимой, поскольку она совершена в условиях обмана, совершенного одной из сторон и под влиянием заблуждения у другой стороны.

Поскольку законодатель поместил мнимую и притворные сделки в одну и ту же статью, хотелось бы указать на их отличительные признаки. Полагаю, что в отличие от мнимой сделки притворная сделка вообще не имеет в своем составе порока воли. При ее осуществлении стороны действуют намеренно, т.е. с умыслом создать действительные правовые последствия, но не намерены совершать в отношении друг друга фактические действия, вытекающие из созданных ими правовых последствий.

Иными словами, при совершении притворной сделки имеет место сговор сторон с целью введения в заблуждения третьего лица. Примерами притворных сделок могут служить фиктивный брак, заключаемый не с целью создания семьи, а например, с целью получения гражданства. Притворной сделкой является заключение между родственниками договора купли-продажи имущества для прикрытия фактического дарения с целью избежать, например, уплаты налогов.

1. Большой толковый словарь русского языка. Гл. ред. С. А. Кузнецов. Первое издание: СПб.: Норинт, 1998.
2. Перечень позиций высших судов к ст. 170 ГК РФ «Недействительность мнимой и притворной сделок». Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс» (дата обращения: 26.01.2015)
3. Определение Верховного Суда РФ от 16.07.2013 N 18-КГ13-55. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс» (дата обращения: 26.01.2015)
4. Алекберова Н.Н. Порок воли как основание недействительности мнимых и притворных сделок // Актуальные проблемы российского права. 2013. N 3. С. 282 — 286. Статья: Порок воли как основание недействительности мнимых и притворных сделок (Алекберова Н.Н.) («Актуальные проблемы российского права», 2013, N 3)
5. Кратенко М.В. Злоупотребление свободой договора: частноправовые и публично-правовые аспекты: монография. М.: Волтерс Клувер, 2010. 208 с.
Обновить список комментариев

Комментарии (0)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.