Найти

Олег Сухов

Отечественная судебная система — как отечественный автопром

В настоящее время я готовлю проект закона, с помощью которого имею огромнейшее желание дать каждому российскому человеку право выбора судиться не только в России, но в любом полушарии земного шара.

Если автолюбители наделены возможностью приобрести комфортную, безопасную, я бы даже сказал, для человека сделанную иномарку, не ограничиваясь отечественными «Жигулями» или «Волгой», то почему тот же гражданин России вынужден добиваться справедливости исключительно в российских судах, а не в том суде, который посчитает наиболее независимым, беспристрастным, профессиональным?!

Свобода — есть свобода, не ограниченная во времени и пространстве, и единственным ограничением ее служит ненарушение прав других лиц. Но чем права и интересы населения России будут нарушаться, если кто-то загорится желанием предстать перед зарубежным правосудием? Я уверен — ничем.

Я люблю Россию, люблю нашу культуру, люблю все, что связано с моим отечеством. Я никогда не поеду жить за границу, никогда не променяю российское гражданство на чужое, ну уж такой я человек — предан той земле, что дала мне жизнь, кров и работу. Но моя преданность не имеет ничего общего с нашей судебной и правовой системой, которые я как адвокат знаю лучше, чем никто иной, и которой отнюдь не горжусь.

Наша судебная система, словно российский автопром: гремит, портит воздух, рычит, напрягается, но либо совсем не едет, либо продвигается рывками, но в основном — ржавеет! Наши судьи всегда напоминают мне бабушек, лузгающих семечки на скамейках возле дома и поносящих всех, кто попадется взору их наблюдательных «подслеповатых» глаз.
Цель любой компании бабуль, чаще состоящих из трех человек, — прокомментировать и покритиковать каждого, кто попадется глазу или придется к слову.

Судебной коллегии бабулек из трех человек также доставляет огромное удовольствие промывание косточек спорящим сторонам, не имеющее с независимым судебным разбирательством ничего общего.

Вот только некоторые выводы судов, их заключения, которые встречались в моей практике. И, к сожалению, таких заключений «с лавочки у подъезда» намного больше, чем нормальных, таких, как положено.

Мой клиент обвиняется в незаконной банковской деятельности, не имея к банковской деятельности совершенно никакого отношения. К этому времени Верховный суд уже разъяснил всем судам России, что по статье 172 УК РФ (незаконная банковская деятельность) могут привлекаться только сотрудники банков. Верховный суд строго-настрого запретил судам России привлекать к уголовной ответственности по данной статье не сотрудников банка.

Мой клиент два года просидел в изоляторе, как и тысячи других, так же как он, обвиняемых в незаконной банковской деятельности, не будучи сотрудником банка, не имеющим ничего даже приблизительно общего с банковскими структурами, кроме банковской карточки. Только через два года мне удалось вытащить его, переквалифицировав обвинение на незаконную предпринимательскую деятельность (171 УК РФ). Суд посчитал, что обналичивание, т. е. помощь в уходе от налогов, требует специального разрешения или лицензии, а потому уводить деньги от налогов без лицензии — преступно. Проще говоря — уклонение от налогов и помощь в таком уклонении, по мнению суда, требует получения специальной лицензии (те, кто понял, о чем я говорю, кликните меня). Так считает большинство судов России. Мне было достаточно и такого «странного» мнения суда, лишь бы вытащить нормального парня на свободу по амнистии.

Наш закон запрещает накладывать наказание дважды за одно и то же нарушение, в том числе и преступление. Но суды этого, по-видимому, не знают. Так, в одном из моих дел, когда долг был уже взыскан, суд повторно присудил взыскание того же самого долга при наличии документов о его погашении. Я больше скажу, в другом деле один и тот же судья три раза подобным образом выносил решения в отношении одного долга.

Я никогда бы не поверил, что, взяв у кого-то взаймы или получив кредит, по судебному решению я окажусь уплатить заем или кредит повторно уже после его погашения, и даже в третий раз, но… я сам был тому свидетелем, вернее адвокатом, и у меня есть эти, мягко говоря, абсурдные судебные решения.

Есть и другие, обратные примеры.

Например, я обращаюсь в суд, предоставляю договор займа и расписку, ссылаюсь на то, что заемщик не вернул долг, прошу суд взыскать этот долг. Что может быть проще?.. Приходит заемщик, говорит: «Да, деньги брал, заем не вернул — нечем…» Разводит руками, выворачивает пустые карманы.

Суд отказывает в иске о возврате долга. Далее внимание: суд обосновывает свое решение об отказе во взыскании долга с заемщика. Итак, суд пишет: «Суд пришел к выводу о том, что между сторонами сложились не отношения по договору займа, а какие-то другие отношения, суду не известные, а потому и удовлетворению не подлежащие».

Я пошел к председателю суда с этим решением, и знаете, что он сказал мне?

— Ты — адвокат плохой, если пришел ко мне. Потому что ты должен знать, что я не могу вмешиваться в деятельность судей. По закону каждый судья выносит решение так, как он понимает закон и все происходящее. А потому, если судья говорит, что белое — это черное, а черное — это белое, то никто не вправе возразить обратное, даже я, председатель суда.
Вот так мне сказал председатель одного из судов Москвы, а дальше понеслось, словно он сказал это всем российским судьям, словно все они получили команду действовать с гарантией безнаказанности.

А если вы думаете, что есть апелляция, кассация или надзор, которые отменят незаконные решения первой инстанции, разберутся в споре по существу, как положено, то могу вас уверить как практикующий адвокат — не отменят, это практически исключено. Почему?
У них другая работа — лузгать семечки.
Они слишком заняты постоянным обсуждением того возмутительного факта, что их заставляют рассматривать в день по 50–70 дел, когда по большому счету рассмотреть можно только одно, максимум два, но с хорошим и молодым здоровьем, которого у бабуль нет.

Последняя моя апелляция. Я оспаривал отказ в обязании согласовать проект застройки территории ДСК. Первые два вопроса, которые мне задали три бабушки в апелляции:
— А что такое ДСК?
— Это дачно-строительный кооператив, — ответил я с удивлением.
Получив такой ответ, они удивили меня еще больше:
— А что, там и дома есть?

Имеет ли смысл объяснять дальше?..

Разбираться в законности вынесенного решения по организации проекта застройки территории ДСК, даже не открывая судебного дела, не зная, что такое ДСК и есть ли на его территории дома?! Это равносильно тому, что пытаться готовить суп в пригоршне. (Недалеко мы ушли от чиновников Салтыкова-Щедрина, а ведь уже почти двести лет прошло.)
Все больше и больше мне хочется писать и писать о глупости и непрофессионализме нашей судебной системы, ее лени и безответственности. Все больше и больше мне хочется возмущаться — но стоит ли?

Уж лучше займусь написанием законопроекта, пусть и не пропустит его никто, все же автопром отечественный и судебная система отечественная — их, бедненьких, надо поддерживать.

Автор — адвокат Олег Сухов
Обновить список комментариев

Комментарии (0)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.