Найти

Андрей Комиссаров

Как пьяному водителю, устроившему ДТП, избежать ответственности?

Эта история совершенно реальна.

Первая часть повествования посвящена непосредственно тому, каким образом, пьяный водитель путем элементарных действий смог не лишиться водительского удостоверения.

Итак, неравнодушный к горячительным напиткам безработный житель Санкт-Петербурга отдыхал на своей даче в поселке Соловьево, расположенного в Приозерском районе Ленинградской области. Теплым августовским вечером он катался на катере и употреблял алкоголь.
После этого, ничуть не смущаясь своего пьяного состояния, он отправился домой за рулем своего БМВ. Ехал с большим превышением скорости по середине двух полосной дороги и на крутом повороте зацепил своим прицепом автомобиль Мерседес, двигавшийся во встречном направлении.
Поскандалив с водителем мерседеса и поняв, что замять конфликт не удастся, поскольку водитель Мерседеса уже вызвал сотрудников ГИБДД, водитель БМВ принял поистине «мужское» решение – он просто скрылся с места ДТП до приезда сотрудников полиции
Сотрудники ГИБДД зафиксировали ДТП, водитель Мерседеса запомнил регистрационный номер БМВ.

Спустя две недели водитель БМВ явился в районное отделение ГИБДД. Он заявил инспектору по розыску, что в момент ДТП он сидел на пассажирском сидении своего автомобиля, а за рулем был его рабочий, выходец из стран ближнего зарубежья, которого он звал просто Сергеем. Обещал предоставить в ГИБДД данные на своего работника, однако в ГИБДД более не явился, а инспектор по розыску старший лейтенант и не старался его найти. Также, он по каким-то причинам совершенно серьезно воспринял нелепую историю о каком-то мифическом водителе по имени Сергей.

Причины такого халатного отношения могут быть разными, возможно это была лишь профессиональная некомпетентность лейтенанта, однако мы живем в России, поэтому и коррупционную составляющую исключать нельзя. Учитывая нелепость ситуации, конечно, второй вариант видится наиболее вероятным.

Стоит отметить, что посетив ГИБДД водитель БМВ не предоставил и документов на свой автомобиль, чем лишил водителя Мерседеса возможности получить возмещение по ОСАГО.
По истечении двух месяцев с даты ДТП лейтенант спокойно прекратил производство по делу об административном правонарушении на основании истечения сроков административного преследования. В постановлении указал, что в ДТП виноват водитель БМВ по имени Сергей, документов на которого ему найти не удалось.

Водитель Мерседеса отменил вышеуказанное постановление. Суд посчитал его незаконным, но действующее законодательство, к сожалению, не предусматривает возможности продления сроков административного расследования.
Таким образом, благодаря несовершенству административного законодательства и феноменальной доверчивости Старшего лейтенанта. Водитель БМВ без особого труда избежал административной ответственности за пьяное вождение.

Вторая часть истории посвящена гражданскому спору между водителем Мерседеса и водителем БМВ в котором была предпринята попытка возмещения материального ущерба сумма которого составила около полумиллиона рублей.

Водитель Мерседеса обратился в Выборгский районный суд с иском о возмещении ущерба. В качестве ответчика был указан собственник автомобиля БМВ, благо, действующее законодательство это позволяет.

Так в силу ч. 1 ст. 1064 ГК РФ Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Согласно абз. 2 ч. 1 ст. 1079 ГК РФ Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина,ce которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).
Владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, только если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц (ч. 2 ст. 1079 ГК РФ).

Казалось бы, все очевидно, в данной ситуации не имело правового значения, находился ли собственник БМВ за рулем, либо передал управление транспортным средством третьему лицу, не имеющему водительского удостоверения и полиса ОСАГО, обязанность по возмещению причиненного вреда лежит на нем как на собственнике источника повышенной опасности.
В суде водитель автомобиля БМВ начал утверждать, что он не виновен в ДТП. Обвинял в ДТП водителя автомобиля мерседес. Таким образом в материалах дела появились две версии произошедшего. Более того, водитель БМВ представил суду распечатанную из яндекса фотографию с неким таджиком по имени Достон и заявил, что именно он был за рулем.
Была проведена трасологическая экспертиза по результатам которой эксперт указал, что не может однозначно установить, чья версия наиболее состоятельна, поскольку материалы ГИБДД содержат недостаточно сведений, что в общем-то и неудивительно, ведь водитель БМВ сбежал с места ДТП.

Казалось бы, очевидное дело, множество доказательств того, что водитель БМВ действовал недобросовестно, однако судья Минина Е.Н. (дело 2-521/2018) имела противоположное мнение. Она пришла к выводу об обоюдной вине участников ДТП и взыскала с водителя БМВ только половину заявленной суммы.

Действительно, имеет место судебная практика, когда суды устанавливают обоюдную вину водителей, но в тех случаях, когда сотрудники ГИБДД не смогли установить вину кого-либо из участников ДТП.

В нашем случае водитель БМВ скрылся с места ДТП вместе с транспортным средством, что было подтверждено справкой о ДТП и определением о возбуждении дела об административном правонарушении, имеющимся в материалах дела. В этих же документах указано, что водитель автомобиля БМВ не соблюдал скорость движения, что и привело к ДТП, следовательно, факт превышения скорости был установлен сотрудниками ГИБДД.
Водитель БМВ в рамках административного расследования не оспаривал обстоятельств ДТП, установленных сотрудниками ГИБДД.

В ходе проверки, проводимой ГИБДД, водитель БМВ взял на себя обязательство представить дознавателю все необходимые документы, подтверждающие сообщенную им информацию, но больше к дознавателю не явился.

Судья Минина не учла, очевидных вещей – из-за виновного поведения собственника БМВ, выразившегося в неявке и непредставлении документов уполномоченному лицу, органам ГИБДД не удалось довести расследование до конца, и дело было прекращено в результате истечения срока привлечения к административной ответственности.

В действиях водителя Мерседес во время ДТП уполномоченное лицо ОГИБДД нарушений правил дорожного движения не усмотрело, подобный вывод содержится и в экспертном заключении.
Однако судья Минина Е.Н. проигнорировала все вышеуказанные обстоятельства и все равно признала Водителя Мерседеса виновным в ДТП, посчитав вину водителей обоюдной.
При таком подходе получается, что если все недобросовестные водители будут действовать как водитель БМВ – ездить пьяными за рулем, устраивать ДТП, а затем по советам юристов, злоупотреблять своими правами таким образом, что им удастся избежать не только административной, но еще и гражданско-правовой ответственности, то возникает вопрос: для чего тогда вообще существуют ПДД, КОАП и другое законодательство, если при отправлении правосудия суд признает трезвого добросовестного водителя, пытавшегося всеми способами избежать ДТП, и признанного сотрудниками ГИБДД невиновным в ДТП, настолько же виновным в нем, как и пьяного водителя, скрывшегося с места ДТП?
Для определения степени виновности участников ДТП судье Мининой Е.Н. следовало дать правовую оценку их поведению после совершения ДТП.

В соответствии с п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»: «Согласно пункту 3 статьи 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. В силу пункта 4 статьи 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения. Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации...»

В соответствии с правилами дорожного движения и характером деликта участники ДТП должны способствовать работнику ГИБДД в выяснении всех обстоятельств произошедшего столкновения транспортных средств. Для этого водитель, причастный к ДТП, обязан немедленно остановить (не трогать с места) транспортное средство, включить аварийную сигнализацию и выставить знак аварийной остановки, который в соответствии с требованиями пункта 7.2 ПДД устанавливается на расстоянии, обеспечивающем в конкретной обстановке своевременное предупреждение других водителей об опасности.

Водитель не должен перемещать предметы, имеющие отношение к происшествию, произвести фиксацию обстоятельств ДТП доступными им способами, найти свидетелей ДТП, ожидать на месте ДТП прибытия сотрудников ГИБДД.

Причинитель вреда, управлявший БМВ, поступил прямо противоположным образом — скрылся с места ДТП вместе с транспортным средством, тем самым совершил правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 12.27 КоАП — оставление водителем в нарушение правил дорожного движения места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся.
Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что водители не скрываются с места ДТП просто так. О какой обоюдной вине может идти речь, если водитель, спровоцировавший ДТП находится в состоянии опьянения.

Такое поведение водителя направлено на то, чтобы попытаться извлечь преимущество из своего незаконного и недобросовестного поведения, т. е. избежать или затруднить привлечение причинителя вреда к административной и гражданско-правовой ответственности, что ему и удалось в части достигнуть — он не был привлечен к административно-правовой ответственности из-за истечения трехмесячного срока давности, установленного для привлечения к ответственности по такой категории дел.

Оставление водителем БМВ места ДТП лишило сотрудников ГИБДД возможности установить, кто управлял автомобилем в момент столкновения автотранспортных средств, не был ли водитель в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

Судье при рассмотрении дела следовало учесть, что поведение водителя БМВ объективно способствовало сокрытию необходимых для установления вины участников ДТП доказательств.
В действиях водителя БМВ «… усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения...» Именно о такой ситуации идет речь в п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».
Если «… будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично».

Руководствуясь данным разъяснением судье Мининой вообще надлежало отказать в ходатайстве о назначении по делу трассологической экспертизы, не говоря уже о том, что экспертное заключение не должно было стать единственным доказательством, которым она руководствовалась при отправлении правосудия.

Суд не учел, что с точки зрения административных правоотношений водитель БМВ не совершил административного проступка в виде нарушения правил дорожного движения.
Гражданско-правовая вина участника ДТП устанавливается на основании факта нарушения им правил дородного движения. Если участник движения не нарушил правил дорожного движения, повлекших за собой столкновение транспортных средств, то не может быть и его вины как участника гражданско-правого деликтного отношения.

Поскольку вина водителя Мерседеса не была установлена уполномоченными органами ГИБДД, то к утверждениям водителя БМВ обоюдной вине, как лица заинтересованного и недобросовестного, судье следовало отнестись критически.

Описанная ситуация ярко иллюстрирует, что элементарное вранье в совокупности с халатным отношением государственных органов к осуществлению своих функций позволяет недобросовестным водителям избегать ответственности.
Бездействие сотрудника ГИБДД освободило водителя БМВ от административной ответственности, ну а избежать гражданско-правовой ответственности водителю БМВ помог формальный подход судьи Мининой к отправлению правосудия. При таком подходе если бы водитель БМВ привел в суд таджика, который бы сказал суду, что был за рулем его автомобиля, то судья Минина, судя по всему, без каких-либо сомнений и вообще пришла бы к выводу о необходимости замены ответчика на таджика. Таким образом, водитель БМВ смог бы полностью избежать не только административной ответственности за пьянство за рулем, но еще и гражданско-правовой ответственности.

Связаться с автором a-komissarov.ru/
Обновить список комментариев

Комментарии (0)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.