Виктория Бергман →  Экспертиза станков не справилась с ГОСТом


Якимов перечислил деньги. Но доступ к объектам договора получил только через 3 недели вместе с актом приема-передачи. Ознакомившись с ним и осмотрев оборудование — станки, покупатель пришел к выводу, что некоторые из них находятся в неисправном состоянии, более того, отсутствуют эксплуатационные паспорта на оборудование, что делает невозможным их эксплуатацию. Поэтому вместе с актом приема-передачи он подписал и акт разногласий. Однако продавец отказался подписать акт разногласий. Направленная Якимовым претензия также осталась без ответа.
В связи с чем Якимову пришлось обратиться в Арбитражный суд Чувашской Республики для взыскания 2,09 млн руб. стоимости нерабочего оборудования и оборудования, не имеющего эксплуатационных паспортов, а также неустойки, процентов за пользование его денежными средствами и судебных расходов.
Вопросы товароведческой экспертизы, назначенной судом, касались выяснения возможностей использования спорного оборудования без технической документации либо ее копий.
Экспертом был произведен осмотр оборудования с участием заинтересованных сторон. Согласно материалам дела, объектами исследования являлись станки: фрезерный, токарно-винторезный, резательный, вертикально-сверлильный, расточный, хонинговальный. Также требовалось исследовать работу установки для мойки деталей и агрегатов, водонагреватель, электронную АТС, оборудование охранно-пожарной сигнализации и комплекс очистных сооружений.
В ходе осмотра экспертом установлено, что марка станков частично не соответствует спецификации. На части станков отсутствует заводская маркировка. Не все оборудование возможно подключить к электропитанию, что не позволяет проверить его работоспособность. Ввиду отсутствия технической документации на систему охранно-пожарной сигнализации установить соответствие комплектности договору купли-продажи невозможно. Фактически использовать спорное оборудование без паспортов — недопустимо, поскольку это не гарантирует его безопасной эксплуатации.
Данным, указанным в договоре купли-продажи, соответствуют установка для мойки агрегатов и деталей, водонагреватель, АТС, расточный станок, комплекс очистных сооружений и оборудование пожарной сигнализации. Техническое состояние некоторого оборудования не позволяет использовать его по назначению. Демонтаж спорного оборудования возможен без причинения ему «конструктивной гибели».
Истец не согласился с выводами о том, что эксплуатации не подлежит лишь некоторое оборудование, настаивая, что все приобретенное оборудование невозможно использовать по назначению.
В ходе рецензирования представленного на анализ заключения судебной экспертизы рецензентом были выявлены значимые нарушения федерального законодательства, методики и методических рекомендаций выполнения данного вида исследований, такие как:
Нарушения ст.8 и ст.16 закона №73-ФЗ «О государственной экспертной деятельности в Российской федерации» от 31.05.2001г (отсутствие данных о поверках используемого экспертом оборудования, самостоятельный сбор экспертом материалов по делу, игнорирование при анализе отсутствия полного комплекта исполнительной документации, неполнота исследования и обоснование части выводов субъективной трактовкой эксперта правил производства экспертиз)
Отсутствие указаний на используемые методы и методики, с наличием отсылки в тексте экспертизы на то, что «… при производстве экспертизы применялись визуальный и сравнительный методы». При этом согласно ГОСТ 15467-79. «Управление качеством продукции. Основные понятия. Термины и определения», «визуального» метода не существует.
Указав на возможность использования некоторого спорного оборудования, эксперт сослался на технический регламент и технические условия эксплуатации, при этом указав об отсутствии элементов для работы, чем противоречит сам себе.
Таким образом, представленное заключение не отвечает критериям объективности, полноты, достоверности и проверяемости сделанных выводов, то есть выполнено с нарушением требований ФЗ№73 «О государственной экспертной деятельности в Российской федерации», ст. 86 АПК РФ, методических рекомендаций.
Ознакомившись с рецензией, суд назначил проведение повторной товароведческой экспертизы, а затем, приняв во внимание ее результаты, разрешил спор в пользу истца.
Больше информации о рецензиях: recense.exprus.ru/?utm_source=blog.pravo.ru&utm_medium=refferal&utm_campaign=06.04.20

Виктория Бергман →  Версия не нашла подтверждения


Для проверки этой версии была назначена почерковедческая экспертиза протокола допроса. Для сравнительного исследования были получены экспериментальные и свободные образцы подписи и почерка свидетеля и следователя. Учитывая, что свидетель злоупотребляет алкоголем, были также получены образцы его почерка и подписи в состоянии алкогольного опьянения. Объектами исследования являлись 5 спорных подписей в протоколе в графах «Свидетель».
При исследовании документа под различными углами к источнику света признаков применения технических средств при выполнении подписей не обнаружено. Однако были выявлены «признаки необычности», которые могли проявиться при неудобной позе, болезненном или нетрезвом состоянии исполнителя. Определить причину возникновения этих признаков эксперту не удалось ввиду «отсутствия методик достоверной дифференциации».
При визуальном сравнении исследуемых подписей с образцами свидетеля, выполненными в нетрезвом состоянии, эксперт обнаружил различия.
Согласно его выводам, подпись, расположенная на одном из листов протокола под машинописным текстом, вероятно, была выполнена не самим свидетелем, а другим человеком. Но решить вопрос в категоричной форме оказалось невозможно, потому что «при имеющихся совпадениях с учетом степени вариационности образцов почерка свидетеля», выявленные признаки не образуют совокупности, достаточной для категоричного вывода. Решить вопрос о подлинности подписи следователя в протоколе эксперт также не смог.
Опровергнуть выводы эксперта сторона защиты решила с помощью рецензии. Анализ заключения почерковедческой экспертизы показал, что оно выполнено с нарушением действующего законодательства, методик и методических рекомендаций выполнения данного вида исследования.
Во-первых, имеются значимые процессуальные нарушения, позволяющие признать выполненное исследование недопустимым доказательством, такие как нарушение процедуры предупреждения эксперта об уголовной ответственности до начала производства исследования, отсутствие места и времени выполнения исследования, отсутствие данных о лицах, присутствующих при ее производстве и т.д.
Во-вторых, нарушена методика выполнения почерковедческих исследований. Так, на начальном этапе исследования эксперт должен был выяснить условия, в которых выполнялись спорные подписи. Это обязательная стадия почерковедческого исследования, так как она напрямую влияет на стадию отбора сопоставимых образцов для сравнительного исследования. На этой стадии эксперт устанавливает, являются ли подписи рукописными? Каков материал документа? Использовалась ли подложка – мягкая или жесткая? Каким пишущим прибором выполнялись подписи: шариковой ручкой, перьевой или гелевой; карандашом или фломастером? Могли ли подписи быть выполнены с помощью копировальной бумаги? В представленном экспертном заключении данные условия экспертом не исследовались
Допустив вышеописанную ошибку на первой стадии исследования, специалист перешел к стадии микроскопического исследования подписей, по результатам которого пришел к усеченным и взаимоисключающим выводам «об отсутствии признаков применения технических средств при выполнении подписей». Но если предположить, что спорные подписи были выполнены шариковой ручкой, то она сама по себе является техническим средством для воспроизведения письма. Кроме того, необходимо было исследовать и сам спорный документ, поскольку при обнаружении признаков подделки почерковедческое исследование заканчивается, а вещественные доказательства приобретают новые свойства, влияющие на обстоятельства дела. Дальнейшим исследованием эксперт выявил в подписях от имени свидетеля диагностические признаки, указывающие на их необычное выполнение. Однако не смог отождествить их с конкретным сбивающим фактором, необоснованно сославшись на отсутствие методик.
Тем самым эксперт ввел правоохранительные органы в заблуждение, поскольку в специальной литературе — «Судебно-почерковедческая экспертиза» под редакцией В.Ф. Орловой (Особенная часть, М.:2011г) подробно описаны признаки необычного выполнения подписей, позволяющие дифференцировать их по конкретным сбивающим факторам.
Таким образом, анализ заключения эксперта показал, что отсутствие диагностического исследования привело к необоснованному выводу о «подражании» подписям свидетеля. Отсутствие же категорического вывода о подписи следователя вытекает из ошибки, допущенной на ранних стадиях исследования. По сути, эксперт не изучил детально сравнительные образцы на сопоставимость к спорной подписи по ряду обязательных критериев:
— по времени и условиям выполнения;
— достаточности сравнительных образцов по количеству и качеству;
— вариационности почерка;
— достоверности подписей.
С учетом вышеперечисленных ошибок, допущенных экспертом, выполненное им в рамках заключения эксперта исследование не является полным и всесторонним, в связи с чем любая из сторон процесса имеет возможность усомниться в объективности и достоверности полученных выводов, поставив их под сомнение, ходатайствовать о критической оценке данного заключения судом и назначении повторной почерковедческой экспертизы, согласно ст. 207 УПК РФ.